Хроника


Главная
cтраница
База
данных
Воспоминания Наши
интервью
Узники
Сиона
Из истории
еврейского движения
Что писали о
нас газеты
Кто нам
помогал
Фото-
альбом
Хроника Пишите
нам
Умер
Марк Дымшиц
Умер
Владимир Престин
В память о
Мартине Гилберте
Памяти
Виталия Раевского
В память о
Майкле Шербурне
В память о
Юлии Кошаровском
В память о
Джейкобе Бирнбауме
Памяти
Наталии Васильевны Юхневой
50 лет
словарю Шапиро
Памяти
Давида Хавкина
Памяти
Стюарта Вертмана
Строитель Третьего Храма.
Элеонора Шифрин
о Майкле Шербурне
NCSJ в Израиле
отдаёт дань уважения бывшим
отказникам и активистам;
Дети советского отказа.
Сборник
Умер Барух Подольский
Помогите пострадавшим от пожара
Тройной юбилей
Таратут
Архив переехал
Памяти Командора
Виктора Польского
Памяти моего отца
Алекса Файтельсона
Памяти
Делисии Джейсон
Из поколения
в поколение
Памяти
Евгении Паланкер
Страху вопреки
Евгений Лейн
40 лет
Организации узников Сиона
Памяти
Якова Сусленского
Памяти
Ирины Лебедевой
Сборник
"Памяти Линн Сингер"
Памяти
Сая Фрумкина
Памяти
Евгения Абезгауза
15-я конференция
по иудаике, Москва
Памяти
Розы Финкельберг
Выставка
«Евреи борьбы»
Лев Овсищер
1919-2007
Иосиф Лернер
1926-2007
Эфраим Абрамович
1916-2007
О Юре Штерне
Отказники и узники Сиона
отметят 40-летний юбилей
К 80-летию Джейкоба Бирнбаума
35-й Сионистский Конгресс
Памяти Юваля Неэмана
Памяти Арье Кляймана
Семинар и презентация книги
по истории сионистского движения в СССР
Конференция в Центральном
Сионистском Архиве

В память о Майкле Шербурне


Заявление Натана Щаранского
в связи с кончиной Майкла Шербурна,
ветерана борьбы за свободу советских евреев

ИЕРУСАЛИМ – Председатель Исполнительного Совета Еврейского Агентства по Израилю Натан Щаранский опубликовал нижеследующее заявление о кончине Майкла Шербурна, ветерана борьбы за свободу советских евреев:

«Авиталь и я с глубокой скорбью узнали о кончине Майкла Шербурна этим утром в Лондоне. Во времена, когда не существовало интернета, спутникового телевидения и царило полное отсутствие свободной связи между Советским Союзом и свободным миром, этот живший в Лондоне скромный учитель русского языка стал основным каналом связи между еврейскими активистами в Советском Союзе и евреями по всему миру. Майкл лично и за свой счёт провёл много тысяч телефонных разговоров с еврейскими активистами в Советском Союзе и еврейскими активистами по всему миру, и был первым, кто предал широкой гласности информацию о многих наиболее драматичных моментах нашей борьбы. Он был настолько глубоко погружён в дела и суть нашей деятельности и наших проблем, что слово, которое он изобрёл – refusenik (отказник на английском) – стало международно-признанным термином, обозначающим евреев, которым отказано в выезде в Израиль. Майкл Шербурн убедительно доказал, что один человек, отдавший всё своё сердце делу, в справедливости которого он был убеждён, не имея никакой поддержки от официальных институций, может оказать влияние на ход истории. Нам всегда будет его не хватать».


21 июня 2014 г.


-----*-----


Умер Майкл Шербурн. В течение десятилетий он был одним из выдающихся активистов общей борьбы всемирного еврейства за исход из России и за борьбу евреев-отказников в СССР за национальные права евреев. Зихроно Цадик ле-Браха (Да будет благословенна память праведника)
Zichrono of Zadik l’Vracha.

Йосеф Бегун


-----*-----


Какая тяжёлая потеря! Вклад Майкла в дело освобождения советских евреев невозможно переоценить. Его деятельность в сегодняшней борьбе за сохранение остатков разума и достоинства в так называемом «свободном мире» была выдающейся. И его дружба с нами была благословением для всех нас. Нам будет очень не хватать его неиссякаемой энергии - в его 97 лет, его чувства юмора, его обширной эрудиции и его бескомпромиссной честности. То, что он ушёл из жизни во сне, подтверждает, что он был подлинным праведником. יהיה זיכרו ברוך! (Да будет благословенна его память!)

Элеонора Шифрин


-----*-----


Аминь!

Слова Майкла в одном из его последних (как поверить в это?) писем можно рассматривать как его завещание:

«Неужели население еврейского государства Израиль, образованного в 1948 году, то есть всего 65 лет назад, сегодня вырабатывает в себе комплекс самоубийства?

Я отдал много сил, и моя семья испытала немало страданий ( о чём я никогда не упоминал ранее) в результате моего решения добровольно вступить в ряды Махаль (подразделения добровольцев из-за рубежа, участвовавших в войне Израиля за независимость - прим. перев.) в 1948 году, и я до сих пор горжусь тем, что я делал в Хатива Шева (бронетанковая бригада номер 7 в составе Армии обороны Израиля в период Войны за независимость- прим. перев.). Но сейчас я впервые начинаю сомневаться (и отчаиваться).

Было ли всё это напрасной тратой времени и усилий?

Неужели еврейский народ настолько слеп и глуп, что не в состоянии понять, что арабское государство в Иегуде и Шомроне (Иудее и Самарии) окажется в руках Хамаса (и т.п.) и станет второй Газой, из которой начнут стрелять ракетами по Израилю, чтобы убить как можно больше евреев в процессе уничтожения Израиля как еврейского государства??»


Необходимо увековечить память о Майкле – в дополнение к его благословенной памяти в наших сердцах – дав его имя одной из улиц Иерусалима.

זֵכֶר צַדִּיק לִבְרָכָה (Да будет благословенна память праведника)

Дан Рогинский


-----*-----


Если кому-то нужны доказательства того, что один человек может совершать множество поистине добрых дел для многих людей, жизнь прожившего 97 лет Майкла можно привести в качестве примера. Он на спор научился русскому языку и использовал своё знание для того, чтобы сделать тысячи телефонных звонков отказникам и семьям узников Сиона. Он посвятил себя тому, чтобы быть живым связующим звеном между нашими братьями, оказавшимися в ловушке в бывшем СССР, и теми из нас, кто был на свободе на Западе. Советская власть не единожды нападала на него в своей прессе, а однажды даже по ошибке назвала его «лордом Шербурном». Нам будет очень не хватать его страстности, его язвительной эрудиции и отточенного ума.

Глен Рихтер


-----*-----


Мы все знали Майкла как идеального активиста в деле помощи советским евреям – педантично точного в сборе и передаче информации, мыслящего стратегически и безошибочно, и неутомимого. Он был для меня образцом и моим настоящим учителем. Однажды, когда Ленни и я были в Лондоне, мы сидели с ним за столом, и магнитофон был включён, а он рассказывал мне о первых годах своей совместной жизни с Мюриэль, о том, как они готовились к Алие, как они выехали из Лондона во Францию на пути в Израиль в тот момент, когда нацисты вторглись в Польшу. Он был воистину гигантом. Мы все любили его.

Пэм Коэн

-----*-----


Мы с любовью называли Майкла Шербурна лордом Шербурном. Он был выдающимся человеком. Для нас было честью быть егодрузьями и работать вместе с ним. Когда в 1975 году нас изгнали из Советского Союза, нам больше всего хотелось поскорее встретиться с Майклом, чтобы он позвонил в Кишинёв и узнал, арестовало ли КГБ тех отказников, которых мы посетили. Мы возвращались в США через Лондон, встретились с Майклом, и тогда началась наши дружба, длившаяся почти 40 лет. Мы встречались с ним в Израиле, в Европе и в США на встречах, посвящённых советским евреям. В последние годы мы общались с ним с помощью электронной почты.

Мы с удовольствием вспоминаем о том, как Майкл сидел на полу в нашем доме в Майами, играя в дрейдел с тремя нашими юными детьми; он тогда совершал поездки по городам США, выступая с информацией о советских евреях. Через несколько лет он приезжал к нам, чтобы побывать на их бар-мицвах. Его вклад в дело освобождения советских евреев был поистине монументальным. Он вселял во всех нас вдохновение.
Да будет благословенна его память.

Джоэль и Адель Сэндберг

-----*-----


Письмо дочери Майкла Норме:

Дорогая Норма! Я всё время просила Майкла написать книгу. История его жизни была неотъемлемой от истории Израиля и советских евреев.

Он был свидетелем и участником всего, что происходило в еврейском мире. Всё то время, что мы были в СССР, он страдал вместе с нами. И он работал день и ночь ради того, чтобы добыть самые минимальные крупицы информации о том, что происходит в России. Он переводил тысячи писем и обращений, и «распределял» их по всем организациям на Западе, работавшим в деле освобождения советских евреев. Он был не только переводчиком, но и экспертом во всех вопросах, и помогал разобраться в ситуации всем новым людям, включавшимся в борьбу за наше освобождение.

Он был нашим настоящим другом и не упускал ни единой возможности оказать нам моральную поддержку. Он страдал вместе с каждым узником Сиона так, как будто он сам находился в советском Гулаге.

Майкл был также истинным патриотом Израиля, он воевал за независимость Израиля в качестве солдата, а в мирное время отдавал все свои силы борьбе с антиизраильской пропагандой. И он по-настоящему страдал, если в Израиле было что-то не так.

Люди живы до тех пор, пока о них помнят.
Пока все мы живы – мы будем помнить нашего друга Майкла.

Дина и Йоси Бейлины


Главная
cтраница
База
данных
Воспоминания Наши
интервью
Узники
Сиона
Из истории
еврейского движения
Что писали о
нас газеты
Кто нам
помогал
Фото-
альбом
Хроника Пишите
нам