Хроника


Главная
cтраница
База
данных
Воспоминания Наши
интервью
Узники
Сиона
Из истории
еврейского движения
Что писали о
нас газеты
Кто нам
помогал
Фото-
альбом
Хроника Пишите
нам
Умер
Марк Дымшиц
Умер
Владимир Престин
В память о
Мартине Гилберте
Памяти
Виталия Раевского
В память о
Майкле Шербурне
В память о
Юлии Кошаровском
В память о
Джейкобе Бирнбауме
Памяти
Наталии Васильевны Юхневой
50 лет
словарю Шапиро
Памяти
Давида Хавкина
Памяти
Стюарта Вертмана
Строитель Третьего Храма.
Элеонора Шифрин
о Майкле Шербурне
NCSJ в Израиле
отдаёт дань уважения бывшим
отказникам и активистам;
Дети советского отказа.
Сборник
Умер Барух Подольский
Помогите пострадавшим от пожара
Тройной юбилей
Таратут
Архив переехал
Памяти Командора
Виктора Польского
Памяти моего отца
Алекса Файтельсона
Памяти
Делисии Джейсон
Из поколения
в поколение
Памяти
Евгении Паланкер
Страху вопреки
Евгений Лейн
40 лет
Организации узников Сиона
Памяти
Якова Сусленского
Памяти
Ирины Лебедевой
Сборник
"Памяти Линн Сингер"
Памяти
Сая Фрумкина
Памяти
Евгения Абезгауза
15-я конференция
по иудаике, Москва
Памяти
Розы Финкельберг
Выставка
«Евреи борьбы»
Лев Овсищер
1919-2007
Иосиф Лернер
1926-2007
Эфраим Абрамович
1916-2007
О Юре Штерне
Отказники и узники Сиона
отметят 40-летний юбилей
К 80-летию Джейкоба Бирнбаума
35-й Сионистский Конгресс
Памяти Юваля Неэмана
Памяти Арье Кляймана
Семинар и презентация книги
по истории сионистского движения в СССР
Конференция в Центральном
Сионистском Архиве

КОМАНДОР


      Виктор Польский… Командор.

      Так называли его в Москве шестидесятых-семидесятых. Он ушел от нас 14 мая 2010 года и унес частичку той жизни, которую называли «московским отказом», той жизни, в которой главным была борьба с советской властью за выезд евреев из страны. Он был одним из тех, кто пробил железную стену, открыв дорогу алие как 70-х, так и 90-х.

      1967 год. Мы не отходим от приемников, пытаясь выловить информацию, несмотря на глушилки.

      …Тиранский пролив закрыт для израильского судоходства…

      …Все на грани войны…

      …и война!

      …Вранье в советских газетах…

      И победа! Гордость распирает грудь…

      Как отдаленное эхо тех событий – песня, в то время написанная Виктором…

Мы песню сложили о нашей земле,
Которую видели только во сне.
Но есть, существует такая земля,
И имя ее – Иудея моя.

      Им был написан текст не одной песни. В начале 80-х они вошли в пластинку с песнями московских евреев в исполнении американца Теодора Бикеля.

      Все, что ни делал Виктор, было окрашено его талантом и пронизано динамизмом.

      1967 год был богат событиями. Одним из них была первая Международная книжная ярмарка в Сокольниках. Там была представлена книга Леона Уриса «Эксодус»… Книга исчезла с полки…

      Она была распотрошена, разрезана на части, поделена между «переводчиками»… Виктор Польский, Давид Драбкин, Леня Липковский, Боря Подольский, Володя Престин… Переведенная и размноженная книга несколько лет путешествовала, передавалась из рук в руки.

      Начало было, как у всех – закончил с отличием Московский инженерно-физический институт. Но шел 1953 год – в аспирантуру не взяли, дали распределение в Норильск. Из-за отказа ехать по распределению – попал под суд, должен был «загреметь». К счастью, Сталин умер. Виктор устроился в конструкторское бюро Электролампового завода и через несколько лет защитил диссертацию.

      В бюро работало много евреев. Там-то и начали обсуждать еврейские проблемы – и на работе, и в свободное время. Главный вопрос – кто мы и где наша страна.

      А в самом конце 60-х ситуация необъяснимым образом изменилась, появилась надежда на выезд. В 1970 году Польский с семьей тоже подает документы и вскоре получает отказ.

      Синагога на улице Архипова. Суббота… Переулок заполнен народом. Виктор всегда в центре плотной группы евреев. Это те, кого волнует судьба Израиля, кто думает об отъезде, или уже подал документы и получил отказ.

За годами год проходит,
Приближая час свидания.
Как тоскливо сердце ноет
В этом зале ожидания.

      24 февраля 1971 года, 09:00 по московскому времени в стране, где страх сковал языки, в самом центре Москвы, напротив Кремля, сошлись в приемной Президиума Верховного Совета СССР сорок человек, и среди них Виктор Польский. Сорок советских евреев, безоружных и ничем не защищенных, в отчаянной решимости бросили вызов "Голиафу". Единственное требование - дать ответ каждому относительно его судьбы. Здание приемной было окружено автобусами и милицией. Люди отказывались освободить помещение. Только после обещания дать ответ в течение недели в 19:00 они покинули приемную.

      Противостояние КГБ и евреев продолжалось.

      Май 1972 года. Приезд Никсона в Москву был отмечен массовым отключением телефонов у евреев-активистов. Но этого властям показалось мало... Рано утром того же дня звонок в дверь оповестил о приходе милиции... Формальный суд и арест на 15 суток. Камера предварительного заключения и голодовка.

      И в дальнейшем приезд любого иностранного высокопоставленного гостя или любая международная конференция или универсиада сопровождались превентивными арестами.

      Борьба стала повседневностью. Связь с другими городами страны, с международными организациями, семинары, передача текущей информации за границу – так проходила жизнь.

      В 1974 году КГБ решил использовать дорожный инцидент для обвинения Польского в уголовном преступлении. В начале марта ночью подвыпившая девица бросилась под машину Виктора. Благодаря многолетнему опыту вождения ему удалось затормозить, девушка упала и сломала бедренную кость. Приехавший фельдшер скорой помощи зафиксировал ее показания. Попытка самоубийства.

      За Польским установлена круглосуточная слежка. У подъезда постоянно дежурят… Бюрократическая машина завертелась. Вызовы в прокуратуру, снятие показаний... Понятно: посадят и надолго.

      Именно в это время в американском Конгрессе проходило обсуждение поправки Джексона-Ваника о режиме наибольшего благоприятствования в торговле с СССР. Это, безусловно, помогло, как и демонстрации в поддержку Виктора по всему миру… Какие-то невидимые нам колесики завертелись, шестеренки цепляли зубчатые передачи, какие-то ниточки дергались и что-то сдвинулось с места.

      Суд... Этот суд был в своем роде необычным. В зал были допущены семья, друзья, два американских адвоката(!) и даже А.Д. Сахаров.

      Приговор суда был неправдоподобным – штраф 100 рублей.

      И практически сразу – разрешение на выезд…

      В Израиле, параллельно с общественной деятельностью и борьбой за выезд оставшихся в отказе друзей, Польскому удалось реализовать свой научный и инженерный потенциал. Прекрасное образование, врожденный организаторский талант, инициативность, харизматичность. Он начал работать на одном из заводов авиационной промышленности – сначала рядовым инженером, а затем – руководителем группы по разработке приборов ночного видения. На основе этой разработки и благодаря его энтузиазму удалось добиться разрешения на строительство отдельного завода в Кацрине, и Виктор был назначен главным инженером. Завод существует до сих пор.

      А человек ушел…

      Человек, до последнего мгновения жаждавший жить, творить, радоваться жизни…

      Трудно найти слова лучшие, чем у А.Фета:

Не жизни жаль, с ее томительным дыханьем.
Что жизнь и смерть? А жаль того огня,
Что просиял над целым мирозданьем
И в ночь идет, и плачет, уходя...

Семья и друзья,
16 мая 2010 года.

От редакции вебсайта «Исход советских евреев»: Приведенный выше некролог памяти Виктора Польского был опубликован в газете «Вести» от 20 мая 2010 года. Члены Ассоциации «Запомним и сохраним» и редакции сайта выражают своё искреннее соболезнование родным и близким покойного и склоняют головы перед светлой памятью Виктора Польского.

Главная
cтраница
База
данных
Воспоминания Наши
интервью
Узники
Сиона
Из истории
еврейского движения
Что писали о
нас газеты
Кто нам
помогал
Фото-
альбом
Хроника Пишите
нам