Кто нам помогал


Главная
cтраница
База
данных
Воспоминания Наши
интервью
Узники
Сиона
Из истории
еврейского движения
Что писали о
нас газеты
Кто нам
помогал
Фото-
альбом
Хроника Пишите
нам
Памяти
Сая Фрумкина
Владимир Матлин
Жаки и Хана
Берловиц
Памяти Линн Сингер
Вручение медали Николсона.
Марк Альбер
О Майкле Шербурне.
Сай Фрумкин
Кливленд против СССР.
Борис и Эстер Колкер
Сэр Мартин Гилберт.
Евгений Леин
Барух Эйяль.
Евгений Леин
Шошана Меркл-Лювшиц.
Евгений Леин
Сенатор Генри М. Джексон.
Уильям Кори и редакция сайта
Дороти Гирш.
Евгений Леин

Шошана (Сюзан) Меркл-Лювшиц

Шошана (Сюзан) Меркл-Лювшиц


       Поездка редактора издававшегося в Цюрихе журнала «Евреи в СССР» Шошаны (Сюзан) Меркл-Лювшиц в Москву и Ленинград в 1984 году была знаменательной.

       Чудесной души человек, красавица и умница, свободно говорящая на иврите, английском, французском, немецком, венгерском, итальянском языках, Шош, как называли ее отказники, покорила нас с первой же встречи. Быть может, ее собственный отчет о поездке в СССР поможет лучше понять атмосферу тех дней.

       “Мы (Сюзан Меркл и Шарлота Герц) очень волновались перед первой поездкой в СССР. Оставалась лишь неделя до даты намеченного отъезда, а мы все еще не получили визу на въезд в СССР. В последний момент все уладилось, и мы благополучно приземлились в Москве. Утром в составе нашей туристской группы мы совершили запланированную экскурсию, а после обеда ‘потерялись’. Мы взяли такси и поехали к дому Виктора Фульмахта. Я была очарована прекрасным ивритом дочери Виктора Мири. 20-летняя девушка показала нам свои прекрасно написанные картины. Я спросила Виктора, не боится ли он? Ведь пару дней назад он дал интервью иностранному корреспонденту, опровергая ложь «антисионистского Комитета». Виктор стал серьезен: "Мы не должны бояться". Он помог нам назначить встречу с Инной Шлемовой, накануне вернувшейся из Перми после неудавшейся попытки встретиться в лагере со своим мужем Иосифом Бегуном.

       У метро мы увидели невысокую женщину с прекрасными печальными глазами. Мы сразу поняли, что это Инна. “Шалом”, ¬и рука об руку мы пошли к ее дому. И нужно сказать, что часы, проведенные с Инной, были одним из самых волнующих эпизодов нашего путешествия. Мы с Шарлотой были восхищены мужеством отказников и полны любви к ним. Мы так хотели помочь им. Во время нашей встречи почтальон принес два официальных письма из Пермского лагеря. Инна не могла удержать слез. Мы обняли ее. Мы ушли, страдая от чувства бессилия, но мы стали близкими людьми.

       Виктор Фульмахт помог нам организовать следующую встречу с Инессой Брохиной и Аллой Оберсон. Инесса, мать двух детей, была полна сил и энергии. КГБ угрожало Инессе лишить ее прав материнства и выслать ее из Москвы... "Мы должны сражаться и быть активными, насколько хватит сил, чтобы показать им, что евреи достаточно упорны в своем стремлении к еврейству. Вы на Западе можете помочь нам. Не бросайте нас на произвол коммунистов. Они хотят запугать нас, также как и вас. Но они никогда не добьются успеха, если вы и мы будем упорны в своих стремлениях".

       Очень сильное впечатление произвели на меня эти молодые евреи, сражающиеся и за себя, и за других. Слушая их, я вспоминала других молодых бойцов, сражавшихся 40 лет назад, героев гетто.

       Ночным поездом мы выехали из Москвы в Ленинград. Мы знали, что давление властей на отказников в Ленинграде еще сильное, чем в Москве. Но мы уже знали и то что, встретившись с одним отказником, мы получим помощь в организации следующих встреч.

       Снова после экскурсии по городу мы взяли такси и поехали к дому Абы Таратуты. И снова мы вышли из такси, не доезжая до места. Весь вечер мы провели у Таратут и смогли увидеть характер жизни активных отказников. При нас телефон звонил каждые 20 минут. И вновь, на мой вопрос, не боится ли Аба быть активным, услышала ответ: "Мы не можем позволить себе бояться. Скажи своим друзьям на Западе, что и они не должны бояться приходить к нам. Мы нуждаемся в вас".

       Последний наш визит был на квартиру Евгения и Ирины Леин. Когда мы вошли в квартиру, Евгений разговаривал по телефону с Татьяной Зуншайн из Риги. Ее муж Захар находился в тюрьме в ожидании суда, и Татьяна консультировалась с Евгением по некоторым юридическим вопросам. Евгений дал мне трубку, и Татьяна рассказала мне, как сотрудники КГБ вытаскивали ее несколько раз из телефонной будки, но что она, и ее муж, полны решимости бороться за выезд из СССР до конца. Ее голос звучал так устало. Я была почти не в состоянии понять, как она может продолжать борьбу под таким давлением. Здесь, в доме Евгения, мы осознали, как велика солидарность отказников. Это одна большая семья, связанная стремлением к общим идеалам и помогающая друг другу в любых обстоятельствах. Евгений и Ирина произвели на меня очень сильное впечатление. В течение четырех часов, разговаривая на актуальные темы отказа, мы не разу не слышали жалоб и слов жалости к себе. Эти люди – герои, сочетающие силу и доброту.

       Евгений познакомил меня с рядом протестов на незаконные действия властей по отношению к отказникам. Я спросила, не боится ли он повторного ареста? И Евгений ответил: "Двадцать- тридцать из нас должны стать жертвами репрессий во имя тысяч других. Но прекратить борьбу – это значит морально, а затем и физически, умереть".

       Ирина и Евгений – очень счастливая пара. Ирина динамичная, яркая личность в ее сорок лет. Ее жизнерадостность и позитивное восприятие событий, умение верить в счастливый исход в самых мрачных, отчаянных ситуациях помогло им выдержать жизнь в Сибири. Я была очарована этой женщиной. Я буду писать ей, и я никогда не забуду ее.

       На следующий день мы улетали обратно в свободный мир. Евгений сказал нам, что отказник Юрий Колкер получил разрешение и летит в Вену нашим же рейсом. И, действительно, мы нашли Юрия и его жену в самолете. Все, что мы сказали им, было: "Шалом". Их глаза наполнились слезами, и Юрий поцеловал мне руку. Как это было прекрасно - покидать Советский Союз и видеть хотя бы одну спасенную семью отказников.

       Наше путешествие заканчивалось. Позади были десять волнующих дней. И я знала, что теперь буду помогать отказникам всеми силами, пытаясь вовлечь в борьбу за выезд евреев из СССР как можно больше людей".

       Шошана Меркл-Лювшитц выполнила свою клятву. Она принимала участие в десятках конференций по правам человека, поддерживала переписку с отказниками и приезжала в СССР снова и снова с единственной целью - помочь отказникам выжить и репатриироваться в Израиль.

             Шошана регулярно приезжает в Израиль, и встречи с ней не могут оставить наши сердца равнодушными.

       Д-р Евгений Леин
Маале-Адумим, 2003 г.

Главная
cтраница
База
данных
Воспоминания Наши
интервью
Узники
Сиона
Из истории
еврейского движения
Что писали о
нас газеты
Кто нам
помогал
Фото-
альбом
Хроника Пишите
нам