Из истории еврейского движения


Главная
cтраница
Воспоминания Наши
интервью
Узники
Сиона
Из истории
еврейского движения
Что писали о
нас газеты
Кто нам
помогал
Фото-
альбом
Хроника Пишите
нам

Еврейские "самолётные" дела
Илья Слосман
"Розовая тетрадка"
Александр Богуславский
Часть 2
"Розовая тетрадка"
Александр Богуславский
Часть 1
Хронология событий
1987 г.
Хронология событий
1986 г.
Хронология событий
1985 г.
Хронология событий
1983-84 гг.
Хронология событий
1982 г.
Хронология событий
1981 г.
Статья Амика Диаманта
и дискуссия
Хронология событий
1979-80 гг.
Хронология событий
1977-78 гг.
Хронология событий
1975-76 гг.
Хронология событий
1974 г.
Хронология событий
1973 г.
Хронология событий
1972 г.
Хронология событий
1948-71 гг.
Операция «Свадьба».
Продолжение дискуссии
20 лет тому
назад в Ленинграде. Часть 2
Наталия Юхнёва
20 лет тому
назад в Ленинграде. Часть 1
Наталия Юхнёва
Ещё раз о
"самолётном деле"
Давид Мааян
Помогая в нужде и в борьбе
Михаэль Бейзер
Евреи борьбы.
Еврейское движение в СССР
Михаэль Бейзер
История переписи
ленинградских отказников
Семен Фрумкин
Еврейская культура
и еврейская эмиграция
Бенор Гурфель
Отношение режима и общества
к движению
Виктор Фульмахт
Мы снова евреи
Глава 14
Юлий Кошаровский
Мы снова евреи
Главы 2 и 3
Юлий Кошаровский
Симпозиум по проблемам отказа.
Эмиль Менджерицкий
Допросы Дины Бейлиной.
Дина Бейлина
Джейкоб Бирнбаум и борьба за советских евреев. Часть 1.
Йоси Кляйн Галеви
Джейкоб Бирнбаум и борьба за советских евреев. Часть 2.
Йоси Кляйн Галеви
Диссиденты и отказники.
Ицхак Мошкович
Те времена и эти люди.
Бенор Гурфель
Поправка, изменившая нашу судьбу.
Борис и Эстер Колкер
ЛЕА.
Михаэль Бейзер
Краткий обзор
1970-х годов.
Дина Бейлина

Операция «Свадьба».
Продолжение дискуссии

      От редакции сайта «Исход советских евреев»: В 2008 году в Москве состоялась пятнадцатая ежегодная Международная междисциплинарная конференция по иудаике. Среди докладов, прочитанных на этой конференции членами израильской делегации, был и доклад Давида Мааяна (Черноглаза) под названием «Самолётное дело. Взгляд противника операции». Доклад был опубликован в сборнике трудов конференции, и по любезному согласию автора был также опубликован в разделе «Из истории еврейского движения» нашего сайта.

      В мае 2010 года в Клубе сионистских ветеранов в Иерусалиме состоялась дискуссия, посвящённая 40-летию попытки захвата самолёта, известной под названиями «Операция ‘Свадьба‘», а также «Самолётное дело». Дискуссия вызвала достаточно бурную реакцию как участников дискуссии, так и массу комментариев широкой заинтересованной публики. Материалы собственно дискуссии и последующих комментариев к ней были опубликованы на сайте электронного журнала «Мы здесь» в номерах 266 от 8-14 июля и 270 от 5-11 августа 2010 г.

      Не так давно в редакцию нашего сайта поступили письма от Шломо (Соломона) Дрейзнера, одного из осуждённых на 2-м Ленинградском процессе, а также от Алекса Массада, рижского активиста алии. В этих письмах они излагают свою точку зрения на операцию «Свадьба». Получение этих писем было для нас сигналом о необходимости продолжения публикации материалов, посвящённых операции «Свадьба», и мы решили опубликовать эти письма в разделе «Из истории еврейского движения», присовокупив к ним статью участника попытки захвата самолёта Иосифа Менделевича, в которой он подводит итоги дискуссии в Клубе сионистских ветеранов и последующих комментариев к ней. Мы считаем также необходимым изложить здесь точку зрения редакции на дискуссию, разгоревшуюся по поводу операции «Свадьба» в связи с её 40-летием.

      Разногласия сопровождали операцию «Свадьба» почти с момента её зарождения как идеи. Её план и состав участников претерпели неоднократные и кардинальные изменения в процессе её подготовки. Не менее существенно менялось и отношение к ней – от безоговорочной поддержки и желания участвовать до категорического отрицания её целесообразности и даже утверждений о той опасности, которую она может навлечь на уже сформировавшееся к тому времени еврейское движение в тогдашнем Советском Союзе. Разногласия в оценке самой операции и её роли сохранились и по сей день, что было убедительно продемонстрировано в упомянутой выше дискуссии. Мы убеждены, что любая точка зрения имеет право на существование и на то, чтобы быть высказанной. Мы согласны с тем, что написал один из авторов упомянутых выше писем: «…у каждого была своя история. И у каждого есть право на свою историю».

      Мы полагаем, что именно истории и предстоит рассудить нас, а для того, чтобы она могла это сделать, вот эти разные точки зрения как раз и нужны. Однако мы не приемлем толкотню у пьедестала почёта и попытки выяснить, кто был первый, а кто второй, кто внёс решающий вклад, а кто - вклад поменьше. Все участники движения делали общее дело в меру своих физических и душевных возможностей, характера, семейных обстоятельств и прочего, прочего, прочего. Один усердно изучал иврит и посещал подпольный семинар по еврейской истории, другой переводил соответствующие книги на русский язык, которые потом выходили в самиздате, кто-то занимался организацией пуримшпилей, третьи участвовали в демонстрациях, в том числе в зданиях государственных учреждений – что, кстати, требовало от них немалого мужества, а нашлись и такие, кто не побоялся попытаться захватить самолёт, при этом зная наверняка, что их уже пасут. Вот потомки наши пусть и решат, кто был первым, и кто сделал больше, а нам не стоит заниматься этой арифметикой. По нашему глубокому убеждению, этот вопрос на сегодня уже закрыт.


-----*****-----


По следам наших публикаций.


В редакцию газеты «Эпоха» пришло письмо от участника «самолетного дела» Шломо (Соломона) Дрейзнера, откликнувшегося на статью М. Концевой (см. «Эпоха» от 18 мая 2010 г.) Выставка «К 40-летию борьбы за выезд». Вот его письмо:


      В статье М. Концевой был упомянут доклад Давида Черноглаза (Мааяна), прочитанный им на конференции по иудаике «Сефер», в Москве.

      Я хочу остановиться на некоторых моментах этого доклада, хотя с тех пор прошло несколько лет, а с момента операции захвата самолета и того больше - все же событие это, на мой взгляд, является одной из наиболее выдающихся вех в борьбе советских евреев за свободную репатриацию в Израиль. Тем более, что не все понимают важности этой операции «Свадьба», которая открыла двери алии, а люди, совершившие подвиг, незаслуженно не удостоены той чести, которой должны быть удостоены.

      Давид в своем докладе забыл описать обсуждения комитета сионистской организации Ленинграда в конце 1969 года. Тогда было решено, что захват самолета представляется нами как политическое воздействие на СССР путем возбуждения общественного мнения на Западе и в Союзе. Разбиралось 3 возможных варианта событий:


      1. Самолет собьют и не дадут ему перелететь границу. В этом случае должно быть посмертное письмо участников захвата с подробным объяснением причин, почему люди с семьями и детьми пошли на такой отчаянный шаг.

      2. Успешный перелет, суд на Западе. Из этого суда сделать политический процесс с обвинением СССР о невозможности свободного выезда.

      3. Преждевременные аресты и разгон организации (это был бы провальный вариант).


      Наш комитет в то время состоял из пяти человек: Давид Черноглаз, Владимир Могилевер (ныне покойный, светлая ему память), Анатолий Гольфельд, Гилель Бутман и Соломон Дрейзнер.

      Активным сторонником и инициатором плана захвата самолета был Гилель, активным противником с самого начала был Давид. Трое из нас не могли принять участия в захвате самолета - у меня только что родился сын, а у моих друзей тоже были обязательства перед семьями. Посылать людей на такую операцию и лично самому не участвовать в ней - это была тяжелая ответственность, рискованный шаг и сложная этическая проблема. Но не обсуждать это мы не могли, потому что понимали, что без кардинального изменения нашего положения мы ничего не сможем добиться. Было принято решение финансировать эту операцию – собирались деньги. Было дано зашифрованное название операции – «Свадьба». Был «жених» на этой свадьбе – Михаэль Корнблит, и «невеста» - Полина Юдборовская. Обо всем этом Давид почему-то решил не упоминать в своем докладе. Нам мой взгляд, то, как он описывает мужественное решение некоторых пойти на невероятно рискованный шаг, других – безоговорочно поддержать их - все это (так мне видится в его докладе) для него выглядит, как решение какой-то горстки людей, как частное дело некоторых, желавших нелегально перебраться в Израиль.

      До этого обсуждались не менее рискованные проекты: написать открытое письмо правительству СССР (задолго до знаменитого письмо 18 грузинских евреев); предлагалось запустить ракету или воздушные шары с листовками на Дворцовой и Красной площадях с воззванием «Отпусти народ мой». И хотя не все эти проекты были осуществлены, нам было понятно, что необходимо создать возбуждение общественного мнения.

      В конце апреля 1970 года, когда Гилелем Бутманом уже был подготовлен план операции, когда выявились участники группы захвата – ленинградцы и рижане, Давид на заседании комитета и конференции сионистов Ленинграда потребовал отмены операции, грозя расколом организации. Комитет был вынужден пойти на компромисс, чтобы сохранить единство организации, и было принято решение запросить государство Израиль о целесообразности операции. Я помню, как в конце апреля 1970 года ко мне пришли домой Лассаль Каминский и Гилель Бутман (Лассаль заменил меня в комитете от моей группы сионистов, т.к. в связи с болезнью жены я не мог отлучаться от месячного ребенка). Они рассказали мне о спорах на комитете и вынужденном компромиссе. Гилель со слезами на глазах сказал: «Соломон, это, по сути, провал операции».

      Так как из Израиля был получен отрицательный ответ, комитет вышел из группы по проведению операции «Свадьба». Слава Богу, рижане вместе с Марком Дымшицем – бывшим летчиком - продолжили этот план, и попытка захвата самолета 15 июня 1970 года состоялась. Утром этого дня были арестованы все члены комитета нелегальной сионистской организации Ленинграда и её активисты. Аресты прошли и в Риге, и в Кишиневе.

      Если бы мы шли только по тому пути, который предлагал Давид Черноглаз (Мааян), можно с уверенностью сказать, что нас бы разгромили поодиночке, и до 90-х годов евреи Союза сидели бы на чемоданах, а многие – в лагерях.

      Думаю, что все наши судебные процессы (как над теми, кто принял участие в операции, так и над теми, кто так или иначе был к ней причастен) явились одной из причин развала Союза.

      Помнить о том, что было, как это было важно для Израиля, для евреев СССР, для нашей истории – очень важно. И особенно важно тем, кто был свидетелем этих событий и в них непосредственно участвовал. Поэтому я прошу опубликовать это мое письмо.


С уважением,
Соломон Дрейзнер


-----*****-----


«Самолётчики» и история.
Письмо другу, участнику дискуссии


20.08.2010


Дорогой Арик, шалом!


      Я получил по электронной почте письмо от Арона Шпильберга о дискуссии в журнале «Мы здесь» в связи с недавней встречей в Клубе сионистских ветеранов, посвященной 40-летию со дня самолётной акции «Свадьба». В комментариях к дискуссии, которых было более тысячи, эта акция оценивалась как положительно, так и отрицательно. Ты также принял участие в этом форуме, и с твоим комментарием нельзя не согласиться.

      Среди участников форума был и Иосиф Менделевич, и его выступление было опубликовано на сайте «Мы здесь». В своём выступлении Менделевич заклеймил «критиканов», разразившихся, по его словам, «неожиданно довольно злобной критикой». Он разделил «негативно» отозвавшихся «спорщиков» на две категории: на «антисемитов» и на «мало информированных».

      Подобный стиль дискуссии и некоторые её ключевые моменты побудили меня отреагировать на это выступление.

      Я уверен, что существует и третья категория, к которой мы оба относимся – «не антисемиты и те, которые знали». Мне представляется, что комментарии этой третьей категории в части оценки операции «Свадьба», её целей и методов можно было бы разделить на три варианта.



ВАРИАНТ 1

      А была ли самолётная акция еврейской? Действительно, идея возникла у Дымшица, но она не была одобрена еврейскими кругами и, более того, запрещена Израилем. Идеей воспользовалась небольшая группа диссидентов, стремящихся любым способом выбраться из Союза на Запад (отпадает вопрос, как там оказались не евреи). Кузнецову, человеку неординарной эрудиции, не составило большого труда укомплектовать группу из числа еврейской молодёжи из Риги, города, который в конце 60-х годов был центром сионистского освободительного движения. Молодёжь эта жила мечтой об Израиле.

      Менделевич утверждает, что «Участники операции были активистами движения». Сожалею, но рижские активисты не были в курсе предполагаемой акции и весьма сомнительно, что они одобрили бы её. К этому времени в Риге сложилась абсолютно твёрдая концепция, каким путём необходимо идти: т.е., действовать легально в согласии с основами гражданского законодательства СССР и различными международными конвенциями о правах человека, подписанных Союзом; избегать антисоветских выступлений; воздерживаться от прямых контактов с демократами.


ВАРИАНТ 2

      По словам Менделевича, «У участников операции была цель - пробить брешь в железном занавесе». Действительно, почему бы и не охарактеризовать пост-фактум операцию таким образом? Но как-то не верится, что именно такова была идея в головах молодых горячих рижан, и уж, во всяком случае, не у диссидентов. Цель была одна: нелегально покинуть Советы. Поэтому там были все молодые члены семьи Залмансон, Арье Хнох с беременной женой, и Дымшиц со своей семьёй (в таком составе не идут на баррикады). Операция не удалась (вернее удалась у КГБ), её участники были арестованы и приговорены к большим срокам заключения за преступную деятельность, Кузнецов и Дымшиц приговорены к высшей мере наказания (смертная казнь).

      В это же время в Испании были приговорены к смерти шестеро басков. Смертные приговоры в Союзе и Испании подняли бурю протестов во всём мире, и накануне Рождества 1970 года под давлением мирового общественного мнения смертные приговоры в Испании были отменены. Это дало возможность Советам слезть элегантно с дерева и тоже отменить смертные приговоры Кузнецову и Дымшицу, а также позволило отвлечь этим актом внимание мировой общественности от репрессий, которые были запланированы после захвата самолётчиков. В среде еврейских активистов Ленинграда, Риги, Москвы, Киева, Одессы, Харькова, Кишинёва были произведены повальные обыски, более 60 человек было арестовано и приговорено к различным срокам тюремного заключения. ВОТ ТАК БЫЛА ПРОБИТА БОЛЬШАЯ БРЕШЬ В СРЕДЕ ЛИДЕРОВ СИОНИСТСКОГО ДВИЖЕНИЯ.

      А теперь на минуту представим, что произошло бы, если бы операция удалась. Известно, что любой захват самолёта трактуется в цивилизованном мире как террористический акт, и мировой общественности было бы трудно найти слова поддержки, Израиль оказался бы в очень сложной ситуации, а Советам это дало бы отличный повод для пропаганды и превращения железного занавеса в железобетонную стену.

      Но вышло так, как вышло, и нельзя отрицать определённую положительную роль, которую сыграла эта акция в деле борьбы за алию. И, без сомнения, нельзя не отметить то мужество, с каким держались на суде арестованные участники операции «Свадьба».


ВАРИАНТ 3

      Позволю себе вернуться к истории тех лет. Одними из первых, выступивших в защиту арестованных с открытым письмом, были 32 рижских еврея. Процитирую тебя: «В Риге существовало вполне организованное сионистское движение, участники которого имели целью массовую алию». Активистами Риги была спланирована массовая акция для проведения её в Москве - чётко организованная демонстрация с объявлением голодовки. Было тщательно выбрано время - 10-11 марта 1971 года, т.е.накануне 24 съезда КПСС, когда в Москву съезжались представители зарубежных компартий; были заранее оповещены иностранные средства массовой информации о том, что будет происходить, им были переданы копии всех петиций, которые должны были быть вручены властям в ходе демонстрации. 10 марта 56 рижских евреев и более 100 присоединившихся к ним евреев из других городов прибыли в приёмную Президиума Верховного Совета СССР на открытую конфронтацию лицом к лицу с властями с требованием предоставить возможность легальной эмиграции евреев в Израиль. Они подверглись массивным угрозам и устрашению нарядами милиции и «чёрными воронами». В ответ была объявлена голодная забастовка. У рижских евреев уже был в недалёком прошлом подобный опыт конфронтации с властями, когда 30 ноября 1970 года во время траурного митинга в Румбуле те же наряды милиции, подкреплённые курсантами ГВФ, те же «чёрные вороны» пытались сорвать митинг и арестовать «зачинщиков». Они выстояли под этим давлением, митинг продолжился, как было запланировано. (Вспомним Иосифа Ройтмана: когда на возвышение поднялся Валерий Портной, чтобы объявить траурный митинг открытым, к нему подошёл начальник рижской милиции и потребовал прекратить «провокацию». Неожиданно его перебил Иосиф Ройтман, оттеснил его от микрофона, потребовал показать документы, хотя тот был в форме полковника, и провозгласил наше право на проведение митинга в соответствии с советскими законами. Полковник был настолько ошеломлён таким демаршем, что потерял нить своего поведения, и момент был упущен. Тем временем митинг продолжался: Валерий Портной исчез в толпе, на его место поднялся Илья Валк и прочитал Кадиш, после чего более двух часов продолжались другие выступления. Власти остались, но более не вмешивались. Так Иосиф Ройтман, один из рижских активистов, «спас» Румбулу).

      Поздно вечером демонстранты покинули приёмную, но на следующий день, 11 марта, демонстрация перебазировалась в приёмную Министерства внутренних дел СССР и продолжалась до тех пор, пока, после появления различных высоких должностных лиц, не появился сам министр внутренних дел Щёлоков. Под давлением демонстрантов он был вынужден пообещать, что критерии будут пересмотрены и большинство отказников получат разрешения на выезд.

      И действительно, через две недели люди, не мечтавшие когда-либо эмигрировать, стали получать разрешения на выезд. С апреля до конца года в Израиль репатриировалось более 1200 человек. ТАК ПОЯВИЛАСЬ БРЕШЬ В ЖЕЛЕЗНОМ ЗАНАВЕСЕ. В следующем, 1972 году было уже 31652 репатрианта, а в 1973 это число достигло 33277 человек.

      Хочу процитировать редакторское вступление сайта «Мы здесь», номер 272. «В начале 1971 года советские власти пришли к выводу, что кампания по разгрому и дискредитации движения провалилась, а результаты оказались противоположными их планам. Чтобы снизить напряжение и нейтрализовать протестующих, наиболее активным из них были даны разрешения на выезд. А это, в свою очередь, стимулировало новые сотни евреев подать заявления на выезд и включиться в акции протеста». (Отчёт Давида Зильбермана о голодной забастовке в Москве можно найти на сайте http://www.soviet-jews-exodus.com).


      P.S. 40 лет тому назад, весной 1970 года в лесу под Ригой группа молодых еврейских ребят, некоторые из которых вскоре станут самолётчиками, организовала пикник для празднования Дня Независимости государства Израиль. Ребята разводили костёр, девочки шили израильский флаг. Мы с Авивой (моя жена) были участниками этого пикника. Потом сидели вокруг костра, слушали запись «Атиквы» - израильского гимна, потом я, аккомпанируя себе на гитаре, спел песню-молитву на иврите «Им ишкахек Ерушалаим...» («Если забуду тебя, Иерусалим...»). Через месяц эти ребята отправились на захват самолёта, чтобы попасть в Израиль.

      В одном из поздних вечеров в самом начале 1971 года у нас дома собралась группа отказников. В голове моей всё время крутилась как бы предполагаемая беседа с начальником рижского ОВИРа полковником Кая.

      Я спросил его:
      - Мы все отказники. Нас интересует вопрос - уедем ли мы в Израиль?
      - Вы скоро все туда уедете (раздражённым тоном).
      - Почему вы так думаете?
      - Ваше поведение переходит все границы. То, чем вы занимаетесь сейчас и будете заниматься в ближайшем будущем - это наглость без границ.

      Полковник Кая оказался прав - через 2 месяца мы все уехали, но у каждого была своя история. И у каждого есть право на свою историю.


С наилучшими пожеланиями
Алекс Массад.


-----*****-----


К дискуссии об операции «Свадьба»

Иосиф Менделевич,
Иерусалим

Скромное мероприятие, посвященное аресту "самолётчиков" 40 лет назад, неожиданно вызвало раздражение. Некоторые из комментаторов в электронном журнале «Мы здесь» взялись за «ручку» (электронную почту) и разразились неожиданно довольно злобной критикой. В ответ полился шквал ответов, оспаривающих критиканов. Так что получился, в целом, интересный и местами горячий спор, поднявший забытую, но немаловажную тему борьбы за свободу выезда в Израиль из СССР. В какой-то степени это касается не менее интересной темы "о роли личности в истории". Хочу подвести некоторые итоги этой дискуссии.


К истории борьбы за выезд. 1917-1989

      1. Подавляющее большинство участников дискуссии оценило операцию «Свадьба» (историю попытки угона самолета), как действенный шаг в борьбе за свободу советских евреев. Оценки варьируются от сдержанных до высшей степени комплиментарных.

      2. Негативную реакцию спорщиков я разделил бы на несколько категорий:

      а) антисемитские и антисионистские недоброжелатели;

      б) мало информированные люди (даже если за этим стоят академические титулы). Как правило, люди, оценившие наши действия положительно - это люди, знакомые с историей борьбы и ее участники на последующих этапах.

      Поэтому представляется полезным сделать краткий обзор истории борьбы евреев за национальное освобождение в СССР (подробнее – в "Книге времен и событий" Феликса Канделя).


      1. После захвата власти большевиками сионистское движение в СССР преследовалось. "Узники Сиона" были в России уже в 20-годы. Однако это движение никогда до конца не было подавлено. Существовала преемственность вплоть до наших дней.

      2. Понятно, что важнейшим стимулом в развитии национальной борьбы явилось создание государства Израиль. Хотя сионизм получил развитие вширь после Шестидневной войны, основное ядро современного сионизма сформировалось в середине 60-х годов.

      3. Главной задачей сионистского движения в СССР, начиная с двадцатых годов и до нашего времени, было обеспечение свободы выезда из Советского Союза. У участников операции была цель – пробить брешь в "железном занавесе". Мы надеялись разбудить дремавшее общественное сознание.

      4. Следует отметить, что до 1970 года не существовало возможности выезда в Израиль. Участников движения преследовали и сажали в тюрьмы. Государство Израиль через "Лишкат а-кешер" (Бюро по связям с евреями СССР) стремилось нейтрализовать активистов сионистского движения с тем, чтобы не быть обвиненными во "вмешательстве" во внутренние дела Советского Союза.

      5. Участники операции «Свадьба» были активистами этого движения или же были связаны с ним задолго до ареста.

      6. В силу вышесказанного становится понятным, что операция «Свадьба» не являлась актом отчаяния каких-то случайно встретившихся авантюристов, мечтавших о "колбасном рае на Западе". Внутри самого движения имела место дискуссия о способах борьбы.


О роли КГБ в операции «Свадьба»

      1. Существует много домыслов по этому вопросу. Можно засвидетельствовать однозначно, что инициаторами операции были Гилель Бутман и Марк Дымшиц – я сидел с ними вместе весь срок. Никаких подозрений в их отношении не существует. Это честные и мужественные люди.

      2. В КГБ в какой-то момент узнали о наших планах через своих осведомителей. В обсуждении операции участвовали более ста человек. Конечно, это звучит наивно, но что можно было ожидать от народного движения, которое не являлось законспирированным подпольем?

      3. В КГБ решили воспользоваться этим планом для того, чтобы устроить показательный процесс и подавить наше освободительное движение. Это им не удалось (далее - о причинах их неудачи).

      4. Если бы не было вмешательства "органов", мы все равно продолжили бы наши попытки. В дискуссии поднимался вопрос, почему Дымшиц и Кузнецов обратились к рижанам после того, как ленинградский комитет отказался от этого плана? Ответ – не Дымшиц обратился к нам, а мы обратились к Дымшицу с просьбой продолжить подготовку к операции. Лишне сказать, что я не действовал по подсказке КГБ.

      5. Задавался также вопрос, почему включили в группу неевреев – Федорова и Мурженко? Ответ – мы их не включали. Кузнецов сам пригласил своих бывших подельников. Когда я узнал об этом, я был против.

      6. Задавался вопрос, как могли такие опытные люди, как Дымшиц и Кузнецов, не опасаться провокации КГБ? Ответ – конечно, такое предположение существовало у всех нас - особенно на заключительной стадии подготовки. Почему мы этого не испугались? Ответ – в операции согласились участвовать люди, которые изначально мало чего боялись. Другие ведь не пошли на это рисковое дело. Любовь к Израилю, готовность пожертвовать собой затмевали все опасения. Кто боялся - тот не пошел. Поэтому бессмысленно бросать тень на Кузнецова, Дымшица или кого-то еще.

      7. Следует отметить, что Ленинградский горком КПСС и КГБ были наказаны Кремлем за свою провокацию, в результате которой началось всемирное движение за освобождение советских евреев.


О роли операции «Свадьба» в деле достижения свободы выезда из СССР

      1. Статистика выезда из СССР однозначно указывает на 1971 год – окончание антисионистских процессов, как на год начала массовой алии из СССР.

      2. В ходе повальных арестов и обысков активистов по всей территории СССР власти пришли к выводу, что речь идет о широком национальном движении, которое невозможно подавить (36-й том дела). В результате Политбюро приняло решение о выдаче разрешения на выезд 10% евреев СССР в течение десяти последующих лет, полагая, что этим дело и закончится. Так и произошло: до 1981 года выехали именно эти 10 процентов - 300.000 человек.

      3. Безусловно, будь это в сталинские времена, нас бы «замочили», как слепых котят. Что же было особенного в "этом времени"?

      а) Ослабление советской власти в семидесятые годы. Уроки, которое извлекло всемирное сообщество из разоблачений сталинского режима;

      б) Консолидация всех еврейских сил в мире. Роль государства Израиль, как консолидирующего фактора. Прилив национальной энергии, как результат победы в Шестидневной войне.

      в) Всемирное еврейское движение научилось оказывать болезненное давление на советский режим. Здесь следует особенно подчеркнуть роль "Лиги защиты евреев" и лично рава Меира Кахане (з”л).

      Всего этого советская власть не сумела просчитать.

      При всей важности приведенных факторов необходимо выделить еще два важнейших обстоятельства, о которых в КГБ не подумали.

      а) Те активисты алии, которые не были арестованы, не испугались. Более того, они вышли из подполья и стали участвовать в демонстрациях и сидячих забастовках, в создании массовых петиций протеста.

      б) Запланированный "показательный суд" провалился. Как было сказано выше, в КГБ планировали, что на суде мы будем обличать всемирный сионизм и государство Израиль. Особенно мужественно вели себя Дымшиц и Кузнецов, хотя их ожидала смертная казнь. Речь Дымшица на суде прозвучала как обвинительный приговор антисемитской политики Кремля. Впечатляющим было и обличительное выступление Кузнецова. Судьи были потрясены смелостью Сильвы Залмансон, которая на суде произнесла клятву "Если я забуду тебя, Иерусалим...". Все остальные участники процесса вели себя более чем достойно, хотя это действительно могло оказаться нашим последним словом.

      Как же после этого можно утверждать, что "только случайно" нам повезло?!

      Победа еврейского народа в борьбе за свободу советских евреев была не случайна, а закономерна. Мы же, участники операции «Свадьба», прекрасно понимаем, как сказано выше, что не мы "всё сделали". Победил еврейский народ, все честные люди. Но мы гордимся своей ролью и благодарим Бога, что это выпало на нашу долю…


Влияние операции «Свадьба» на международное еврейство

      Вице-президент Конференции президентов крупнейших американских еврейских организаций Малкольм Хоэнлайн как-то сказал мне, что на примере участников самолетного процесса "мы воспитали целое поколение". Это надо понимать в буквальном смысле – десятки тысяч молодых евреев США, близких к ассимиляции, задумались над своей судьбой и сохранились, как евреи, совершив алию.

      То же верно и в отношении советских евреев. Анатолий Щаранский сказал мне во время встречи во Владимирской тюрьме, что он вступил в активную борьбу за выезд под влиянием "ленинградского процесса". Это верно для большинства еврейских активистов "второго поколения".


Влияние "самолетного процесса" на развал СССР - смешно не признавать этого очевидного фактора

      а) Впервые в истории советская власть уступила Западу в вопросах права нации. Это был шок для Кремля. Они почувствовали начало конца. Это верно особенно для верхнего и среднего эшелона советской власти – тех, кто привел СССР к распаду.

      б) Выезд сотен тысяч представителей советской интеллигенции претворил на деле идею американских политологов об "обмене людей и идей". Были сломаны информационные барьеры – связь между уехавшими и их оставшимися друзьями стала мощным фактором разрушения советской лжи.

      в) Десятки и сотни советских диссидентов оказались на Западе. Советская власть уступила всемирному сионизму.


      Об этой победе, которая, безусловно, не может быть приписана только "самолётчикам", следует помнить и сейчас, когда Израиль стоит перед нажимом всемирной вражды.

      Мужество и еврейская солидарность – вот вечный рецепт победы.


Статья была опубликована в электронном журнале «Мы здесь», №270 от 5-11 августа 2010 г., http://newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=2542


Главная
cтраница
Воспоминания Наши
интервью
Узники
Сиона
Из истории
еврейского движения
Что писали о
нас газеты
Кто нам
помогал
Фото-
альбом
Хроника Пишите
нам