Из истории еврейского движения


Главная
cтраница
Воспоминания Наши
интервью
Узники
Сиона
Из истории
еврейского движения
Что писали о
нас газеты
Кто нам
помогал
Фото-
альбом
Хроника Пишите
нам

Еврейские "самолётные" дела
Илья Слосман
"Розовая тетрадка"
Александр Богуславский
Часть 2
"Розовая тетрадка"
Александр Богуславский
Часть 1
Хронология событий
1987 г.
Хронология событий
1986 г.
Хронология событий
1985 г.
Хронология событий
1983-84 гг.
Хронология событий
1982 г.
Хронология событий
1981 г.
Статья Амика Диаманта
и дискуссия
Хронология событий
1979-80 гг.
Хронология событий
1977-78 гг.
Хронология событий
1975-76 гг.
Хронология событий
1974 г.
Хронология событий
1973 г.
Хронология событий
1972 г.
Хронология событий
1948-71 гг.
Операция «Свадьба».
Продолжение дискуссии
20 лет тому
назад в Ленинграде. Часть 2
Наталия Юхнёва
20 лет тому
назад в Ленинграде. Часть 1
Наталия Юхнёва
Ещё раз о
"самолётном деле"
Давид Мааян
Помогая в нужде и в борьбе
Михаэль Бейзер
Евреи борьбы.
Еврейское движение в СССР
Михаэль Бейзер
История переписи
ленинградских отказников
Семен Фрумкин
Еврейская культура
и еврейская эмиграция
Бенор Гурфель
Отношение режима и общества
к движению
Виктор Фульмахт
Мы снова евреи
Глава 14
Юлий Кошаровский
Мы снова евреи
Главы 2 и 3
Юлий Кошаровский
Симпозиум по проблемам отказа.
Эмиль Менджерицкий
Допросы Дины Бейлиной.
Дина Бейлина
Джейкоб Бирнбаум и борьба за советских евреев. Часть 1.
Йоси Кляйн Галеви
Джейкоб Бирнбаум и борьба за советских евреев. Часть 2.
Йоси Кляйн Галеви
Диссиденты и отказники.
Ицхак Мошкович
Те времена и эти люди.
Бенор Гурфель
Поправка, изменившая нашу судьбу.
Борис и Эстер Колкер
ЛЕА.
Михаэль Бейзер
Краткий обзор
1970-х годов.
Дина Бейлина

Краткий обзор
основных этапов борьбы советских евреев
за выезд в Израиль в 1970-х годах.

Дина Бейлина




Дина Бейлина

Дина Бейлина за годы отказа (с 1971 по 1978 годы) была активным участником борьбы советских евреев за выезд из СССР. Репатриировалась в Израиль в 1978 году, проживает в Иерусалиме.

      Если 1968-69 годы характеризуются борьбой героев-одиночек и небольших групп, то начиная с 1970-х, эмиграционное движение евреев становится массовым. Подъем национального самосознания после 6-дневной войны был настолько силен, что антиеврейские процессы в Ленинграде, Риге, Кишиневе и Рязани, прекращение выезда в начале 70-х годов, аресты, обыски, разнузданная антисемитская кампания в советской печати не только не остановили движения, но привели к массовым забастовкам и демонстрациям, к сплоченности и к увеличению число желающих уехать.

      Из-за важности положения Москвы, сосредоточившей все важнейшие государственные учреждения и иностранные представительства, c 1971 г. растет роль московских активистов – отказников, "старые" активисты объединяются с новыми, их имена становятся широко известными (в немалой мере благодаря "Коль Исраэль" и западным радиостанциям). Московский ОВИР и московская синагога превращаются в места постоянных встреч, у дежуривших там активистов заказывают вызовы из Израиля, просят помощи, там встречаются с иностранными туристами и иногородними отказниками, передается литература, раздаются материалы справочного характера желающим уехать, организуется материальная помощь нуждающимся, собирается информация о положении в разных городах Союза.

       Движение за выезд усиливается и приобретает качественно новый характер из-за появления в отказе большого количества ученых, врачей, инженеров, растет роль интеллектуалов. Формируется группа лидеров движения за выезд в Израиль, объединившая наиболее активных отказников из разных городов.

       В коротком сообщении трудно назвать всех, кто в эти годы сыграл решающую роль в сионистском движении, многие заплатили свободой и долгими годами отказа, многие лишились здоровья или погибли профессионально. Имена некоторых известны лучше, других – хуже, но роль их в движении за выезд неоценима.

       Только перечисляя некоторые направления борьбы за выезд, можно видеть, какой путь прошло сионистское движение в России за это десятилетие:

       • Работа с информацией о положении советского еврейства становится систематической. Активисты собирают ее не только в Москве от приезжающих, но и выезжают почти во все города Союза. Информация об антисемитизме, насильственной ассимиляции, случаях судебного и внесудебного преследования за желание уехать, ухудшения положения отказников, ужесточения условий подачи на выезд систематизируется и анализируется. Уделяется внимание не только общему положению, но и каждому особо вопиющему случаю преследования. Полугодовые отчеты с выводами о дискриминационной политике Советских властей, подписанные ведущими активистами, повсеместно печатаются на Западе (и даже - в Congressional Records).

       • Проводится систематическая работа с иностранными туристами, разъясняется важность их приезда и необходимость дальнейшей работы по формированию общественного мнения на Западе, передается информации на Запад. Поддерживается постоянная телефонная связь с Израилем и еврейскими организациями Запада, открыто выражается солидарность с Израилем (демонстрации после убийства детей в Маалот и спортсменов в Мюнхене, во время войны Судного дня массово выражается готовность сдать кровь для израильских солдат).

       • Организуется помощь узникам Сиона и их семьям, походы в советские органы, голодовки и демонстрации в день солидарности с узниками Сиона, поездки к узникам в места ссылки, регулярная передача информации об их положении на Запад становятся одной из важнейших задач движения.

       • Устанавливаются постоянные контакты с западными корреспондентами.

       Тема советского еврейства становится самостоятельной рубрикой западной прессы. В статьях активистов, на пресс-конференциях проводится разъяснительная кампания по поводу каждой новой репрессивной меры советских властей – налога на образование, массового отключения телефонов, призыва в армию и на военные сборы для насильственного удержания молодых людей в СССР на долгие годы, увольнения с работы с последующим преследованием за паразитизм, запрещение изучения иврита. Корреспондентам передаются письма и заявления, подписанные десятками, а иногда и сотнями евреев из разных городов.

       В 1972 г. создаются научные семинары, которые не только помогают выжить ученым, лишенным работы и научного общения, но становятся центрами разъяснительной кампании среди западных интеллигентов и общественных деятелей, для которых стало делом чести посещать семинары отказников. Большую роль сыграла голодовка семи ученых в Москве. Она вызвала широкий резонанс и привела к образованию "Комитетов озабоченных ученых", которые сыграли важную роль в освобождении советских евреев, и не только ученых.

       Затем организуются семинары по еврейской истории и философии, семинар инженеров, семинар по изучению советского уголовного права, а на Западе образуются соответствующие комитеты адвокатов, врачей, общественных и религиозных деятелей, поддерживающих коллег-отказников.

       Становятся регулярными встречи с известными политическими и общественными деятелями Запада, учеными и юристами накануне их встреч с советскими официальными лицами, а также накануне международных конгрессов и других важных событий в Москве.

       Активисты неизменно ставят вопрос о положении евреев в СССР, проблемах эмиграции в Израиль, передают информацию о случаях преследований и списки отказников. На встречи приглашаются представители разных городов и члены семей вновь арестованных активистов. Документы об арестах передаются с комментариями лучших советских адвокатов, помогающих анонимно в деле защиты арестованных. Такие документы, например, были составлены в канун 24 и 25 съездов КПСС, всех встреч в верхах на Западе и в СССР, 1 и 2-ой Брюссельских конференций в защиту советских евреев, перед международными студенческими играми в Москве и во время Олимпийских игр.

       Многие другие события международной жизни используются активистами для разъяснения положения с эмиграцией и советского еврейства вообще. Укрепляется связь отказников с советскими евреями, еще не решившими уехать. Несмотря на репрессии, евреи в разных городах собираются на митинги в местах массового убийства евреев во время 2-ой мировой войны, приезжают делегации из других городов, возлагаются венки. В дни еврейских праздников и в День независимости Израиля организуются массовые встречи около синагоги, а затем в подмосковном лесу – с пением израильского гимна и поднятием флага, часто в присутствии иностранных гостей и в окружении сотрудников КГБ.

      Изучаются все возможные легальные методы борьбы за выезд. Не остается без ответа ни одна новая репрессивная мера советских властей, направленная на подавление сионистского движения. Проводятся ответные массовые демонстрации и голодовки протеста, сидячие забастовки в приемных советских законодательных и исполнительных органов власти (люди возвращаются туда, будучи выброшенными из приемных и избитыми, под угрозой ареста), впервые в советской истории по Москве в знак протеста проходит большая группа отказников с желтыми звездами, активисты алии участвуют в кино- и телеинтервью западным корреспондентам. Эти интервью о положении советских евреев широко демонстрируются на Западе. В известном фильме студии Гранада прозвучало, например, что евреи СССР подвергаются насильственной ассимиляции, их общественный статус понижается, евреи, желающие уехать, оказываются вне закона и становятся жертвами произвола и репрессий.

       Массовые акции поддерживаются еврейскими, а затем и нееврейскими кругами на Западе, а активисты движения за выезд становятся полноправными партнерами Запада в деле освобождения советского еврейства. Лозунг «воссоединение семей» сменяется призывом «за свободную репатриацию в Израиль». Постепенно на Западе складывается общественное мнение: положение советских евреев - не внутреннее дело СССР, а помощь советским евреям – не вмешательство во внутренние дела СССР.

       Со временем меняются масшабы сопротивления, активисты открыто поддерживают (а иногда и инициируют) различные действия Запада, такие, как бойкоты советских делегаций, поправка Джексона-Вэника, Хельсинкское соглашение и т.д.

      Например, письма в поддержку Поправки передаются накануне всех решающих этапов борьбы за нее в Конгрессе. В них анализировалось состояние эмиграции по Союзу (сложность подачи на выезд, судебные и внесудебные преследования после подачи, абсурдность отказов, использование армии как меры отсечения от эмиграции большого процента еврейского населения), и доказывалось, что поправка Джексона-Вэника о торговле и затем Стивенсона о кредитах необходимы. Перед решающим голосованием поправки Джексона-Вэника в Конгрессе США московские активисты организуют разъяснительную поездку по различным городам СССР - Дербент, Баку, Рига, Минск, Кишинев, Свердловск, Львов, Самарканд, Ташкент, Киев.После разрыва Советами торгового соглашения из-за поправки Джексона-Вэника, массовые заявления в Конгресс США еврейских организаций и в западную прессу в ее поддержку продолжались (даже несмотря на резкое ухудшение положения с выездом)

       После подписания Хельсинского соглашения и образования комитетов по проверке его выполнения активисты эмиграционного движения постоянно информируют Запад о нарушениях соглашения, связанных со свободой эмиграции в Израиль. После ратификации Советами соглашения 5 отказников-активистов входят в образовавшуюся в СССР Хельсинкскую группу и передают для публикации множество материалов, связанных с нарушениями Советами соглашения в области прав человека, касающихся эмиграции в Израиль (списки разделенных семей, ухудшение статуса отказника, материалы о деревне Ильинка и т.д.). Проходит серия забастовок и демонстраций с требованием выдавать письменные ответы с указанием причин и сроков отказа, обеспечения участия отказника в обсуждении отказа комиссией и публикации закона об эмиграции. Евреев выбрасывают из Приемных ЦК и Президиума, избивают, арестовывают, но они приходят снова.

       От демонстраций и голодовок солидарности в день суда над еврейскими активистами отказники переходят к подготовке широкого общественного мнения на Западе в связи с арестами по спровоцированным делам (хулиганство, паразитизм, спекуляция, отказ от службы в армии и шпионаж). Репортажи из зала суда с комментариями - иногда анонимными - лучших советских адвокатов немедленно передаются с помощью приезжающих на суд активистов на Запад. После ареста двух отказников, избитых кгбешниками вместе с другими участниками мирной забастовки и цинично обвиненных в избиении милиционеров, образуется «группа содействия следствию», в которую вошли известный адвокат С. Каллистратова и активисты. Собранные группой показания свидетелей и выводы общественного суда передаются советским властям и на Запад. Впервые за этот период арестованные были освобождены до суда.

       Рассчитывая на технологическую и материальную помощь Запада, до 1977 г. КГБ предпочитал действовать тихо, расправляясь с активистами с помощью надуманных уголовных дел. После охлаждения отношений с США началось массивное судебное и внесудебное наступление на отказников с целью подавления движения. Но власти не достигают желаемого результата. Например, в деле Щаранского, несмотря на угрозы ареста по делу об измене Родине и шпионаже и обещания разрешения на выезд в случае сотрудничества со следствием, вызванные на допросы (более 100 человек) евреи-отказники не поддались шантажу, отказывались поддержать версию следствия и привозили со всего Союза в Москву копии протоколов допроса для передачи на Запад. Существовал фактически штаб сопротивления следствию. Организовывали и передавали на Запад массовые заявления протеста и петиции, подписанные сотнями евреев из разных городов. В Москве во многих домах читали лекции о деле Бейлиса, проводя сравнение с делом Щаранского.

       Хотя конец декады характеризуется усилением репрессий (сразу 5 судебных процессов против известных активистов эмиграционного движения) и резким уменьшением эмиграции, приобретенный опыт массовой борьбы, возросшее еврейское самосознание и мощная поддержка Запада помогли евреям выстоять и на этот раз.


Иерусалим, 2003 г.

Главная
cтраница
Воспоминания Наши
интервью
Узники
Сиона
Из истории
еврейского движения
Что писали о
нас газеты
Кто нам
помогал
Фото-
альбом
Хроника Пишите
нам