Выставка «Евреи борьбы»


Главная
cтраница
База
данных
Воспоминания Наши
интервью
Узники
Сиона
Из истории
еврейского движения
Что писали о
нас газеты
Кто нам
помогал
Фото-
альбом
Хроника Пишите
нам
Вспоминая великий холод
Нетти Гросс
Иерусалим и Вавилон
Эншель Пфеффер
Запомним и сохраним
А. Пастернак, АЕН
Наша выставка
Йона Шварцман
40 лет отказа
Маша Хинич
Они сражались за историческую Родину
Irina-Rinat Krupizkaya
"Пусть для других остается загадкою..."
Irina-Rinat Krupizkaya
Репортаж Элеоноры Шифрин,
7-й канал
Репортаж
Людмилы Зузовской, RTVi
К открытию выставки
«Евреи борьбы»

Иерусалим и Вавилон

Извлечение дополнительных фактов
из борьбы за свободу советских евреев


Эншель Пфеффер


       40-летняя годовщина с начала всемирной борьбы за выезд советских евреев отмечалась с большой пышностью и обстоятельностью. Диапазон торжеств включал в себя праздничные вечера в Израиле, США и других странах, а так же очаровательную выставку в музее Диаспоры; другой диапазон празднеств включал в себя фестиваль еврейских кинофильмов и баскетбольную игру Маккаби, Тель Авив (как игра может помочь в праздновании чего бы то ни было, мне не совсем понятно).

       Всё это так и должно было происходить, ибо кампания по освобождению «Евреев Молчания» была, несомненно, уникальным примером того, как отважная группа мужчин и женщин боролась с наиболее сильным репрессивным режимом в мире как за свои права человека, так и за их права людей именно еврейской национальности. Это движение, как таковое, вдохновило миллионы людей - и не только евреев – во всём мире.

       Вы вовсе не обязаны соглашаться с довольно решительным историческим суждением, произнесенным премьер министром Эхудом Ольмертом на этой неделе, чтобы почувствовать громадные размеры вызова, перед которым они оказались: «Победа, достигнутая в борьбе за выезд советских евреев, привела не только к открытию ворот, но и сыграла значительную роль в падении советского режима, которое оказало влияние на весь мир”.

Запоздалая поддержка

       Но есть в этом фестивале один диссонанс. Спросите его организаторов, что делает эту битву уникальной среди всех прочих, в которых сражались евреи? Ответ будет, несомненно, следующий: «Впервые весь еврейский народ объединился в борьбе за общее дело, за освобождение своих братьев и сестёр».

       Во многих отношениях это движение было редким слиянием различных потоков, но не будет лишним упомянуть, что на первых порах далеко не все автоматически включились в борьбу. И я не говорю об обычных лодырях, которых вы можете представить себе без того, чтобы я приводила их имена - я имею в виду правительство Израиля.

       Несомненно, для празднования 40-летней годовщины именно сейчас требовалось назвать некую искусственную дату. Это правда, что начало широкого пробуждения молодого еврейского поколения России и подвластных ей республик было следствием победы Израиля в Шестидневной войне, которая вызвала резонанс среди их соплеменников по всему миру. Но эта борьба началась гораздо раньше - по осторожным подсчётам, в начале 20-х годов.

       В 1952 году было создано секретное государственное агентство НАТИВ, в задачи которого входила работа с советскими евреями, направленная на поддержание их национального самосознания, а также их связей с Израилем. Начиная с ранних дней сталинского террора, там существовала широкая сеть различных еврейских организаций. Но даже если мы примем, что с 1967 года началась новая общественная фаза борьбы, понадобилось ещё довольно много времени, чтобы правительство приняло в ней участие.

Тихая дипломатия

       Арье «Лова» Элиав – ветеран партии Труда и педагог, первый секретарь посольства Израиля в Москве в 1958 - 1960 годах, а затем руководитель операций НАТИВа в России – вспоминает, как «правительство возражало, чтобы деятельность НАТИВА формально осуществлялась от имени правительства. Мнение было таково, что это может серьезно повредить отношениям с Советами, и поэтому тихая дипломатия была предпочтительнее».

       Эта позиция не изменилась после 1967 года, и, несмотря на то, что СССР разорвал дипломатические отношения, правительство всё ещё надеялось их восстановить. Премьер-министры Леви Эшколь и Голда Меир продолжали вести сдержанную политику.

       «Только мы, члены НАТИВ, были единственными радикалами, желающими открыть миру глаза на существующую ситуацию», - сказал Элиав. - «Но правительство придерживалось своей линии и было больше заинтересовано в возможности открытия посольства. Естественно, это привело к большим разногласиям с различными еврейскими организациями».

       Бобби Браун, бывший советник премьер-министра по делам диаспоры и давний активист движения в защиту советских евреев вспоминает, как, начиная с середины 60-х годов, представители израильского консульства в Нью-Йорке пытались отговорить его и его друзей от активного участия в движении Бейтар.

       «В одном случае они нам сказали, что два диссидента, которым мы помогали, были, на самом деле, агентами КГБ. В другой раз нам было сказано, что иммиграция из Советского Союза в Израиль не обернётся добром, так как в числе прочих приедут провокаторы и преступники. Всякий раз, когда мы просили консульство прислать оратора на демонстрацию, они игнорировали нашу просьбу.

Оглядываясь назад

       Это - классический случай столкновения между специфически понятыми интересами государства Израиль и интересами широкой еврейской общественности. Ретроспективно стало понятным, что только открытый вызов советским руководителям имел шанс чего-то достигнуть. Понадобилось почти десять лет и новое более проамериканское израильское руководство во главе с тогдашним премьер-министром Ицхаком Рабином, чтобы пришло понимание того, что дипломатические отношения не будут восстановлены так скоро. Борьба, происходившая в Москве и Ленинграде, привлекла внимание целого поколения молодых евреев.

       Теперь представляется, что правительства Эшколя и Меир были не правы, но было ли это столь очевидно тогда? Если бы существовал шанс на смягчение позиций Политбюро, или если бы СССР отошел от своей тотальной поддержки арабских стран, не оправдывали бы полученные стратегические преимущества молчание по поводу репрессий против евреев?

За закрытыми дверьми

       Споры и столкновения интересов между Израилем и всемирным еврейством обычно стараются не выпускать наружу. Могут существовать серьёзные разногласия по таким вопросам, как надо ли способствовать усилению иммиграции за счёт уменьшения размеров местных общин, или можно ли разрешить въезд в страну фалашмурам (крестившимся евреям из Эфиопии – Прим. ред.). Могут вестись споры о том, каким может быть лучший способ ответа на угрозы Ирана, или какими должны быть будущие границы Иерусалима, но до сих пор, по установившейся традиции, эти споры остаются за закрытыми дверьми.

       Проблема заключается в том, что эти дискуссии не должны оставаться достоянием небольшой группы политиков; публичное обсуждение и оказываемое им неизбежное давление играет решающую роль. Правительство было вынуждено занять твёрдую позицию в 70-х годах только после того, как молодые активисты внутри Советского Союза заявили о себе публично – с громадным риском для себя, во многих случаях поплатившись своей свободой – решительно поместив свою борьбу в международную повестку дня. В этом заключается основной смысл этой годовщины.

Оригинал на английском опубликован на сайте газеты «Гаарец»
http://www.haaretz.com/hasen/spages/932110.html 7 декабря 2007 г.

Перевод с английского Риммы Зарайской, США

Главная
cтраница
База
данных
Воспоминания Наши
интервью
Узники
Сиона
Из истории
еврейского движения
Что писали о
нас газеты
Кто нам
помогал
Фото-
альбом
Хроника Пишите
нам