Воспоминания


Главная
cтраница
База
данных
Воспоминания Наши
интервью
Узники
Сиона
Из истории
еврейского движения
Что писали о
нас газеты
Кто нам
помогал
Фото-
альбом
Хроника Пишите
нам

Моим
дорогим внукам
Давид Мондрус
В отказе у брежневцев
Алекс Сильницкий
10 лет в отказе
Аарон Мунблит
История
одной провокации
Зинаида Виленская
Воспоминания о Бобе Голубеве
Элик Явор
Серж Лурьи
Детство хасида в
советском Ленинграде
Моше Рохлин
Дорога жизни:
от красного к бело-голубому
Дан Рогинский
Всё, что было не со мной, - помню...
Эммануэль Диамант
Моё еврейство
Лев Утевский
Записки кибуцника. Часть 2
Барух Шилькрот
Записки кибуцника. Часть 1
Барух Шилькрот
Моё еврейское прошлое
Михаэль Бейзер
Миша Эйдельман...воспоминания
Памела Коэн
В память об отце
Марк Александров
Айзик Левитан
Признания сиониста
Арнольда Нейбургера
Голодная демонстрация советских евреев
в Москве в 1971 г. Часть 1
Давид Зильберман
Голодная демонстрация советских евреев
в Москве в 1971 г. Часть 2
Давид Зильберман
Песах отказников
Зинаида Партис
О Якове Сусленском
Рассказы друзей
Пелым. Ч.1
М. и Ц. Койфман
Пелым. Ч.2
М. и Ц. Койфман
Первый день свободы
Михаэль Бейзер
Памяти Иосифа Лернера
Михаэль Маргулис
Памяти Шломо Гефена
Михаэль Маргулис
История одной демонстрации
Михаэль Бейзер
Не свой среди чужих, чужой среди своих
Симон Шнирман
Исход
Бенор и Талла Гурфель
Часть 1
Исход
Бенор и Талла Гурфель
Часть 2
Будни нашего "отказа"
Евгений Клюзнер
Запомним и сохраним!
Римма и Илья Зарайские
О бедном пророке
замолвите слово...
Майя Журавель
Минувшее проходит предо мною…
Часть 1
Наталия Юхнёва
Минувшее проходит предо мною…
Часть 2
Наталия Юхнёва
О Меире Гельфонде
Эфраим Вольф
Мой путь на Родину
Бела Верник
И посох ваш в руке вашей
Часть II
Эрнст Левин
И посох ваш в руке вашей
Часть I
Эрнст Левин
История одной демонстрации
Ари Ротман
Рассказ из ада
Эфраим Абрамович
Еврейский самиздат
в 1960-71 годы
Михаэль Маргулис
Жизнь в отказе.
Воспоминания Часть I
Ина Рубина
Жизнь в отказе.
Воспоминания Часть II
Ина Рубина
Жизнь в отказе.
Воспоминания Часть III
Ина Рубина
Жизнь в отказе.
Воспоминания Часть IV
Ина Рубина
Жизнь в отказе.
Воспоминания Часть V
Ина Рубина
Приговор
Мордехай Штейн
Перед арестом.
Йосеф Бегун
Почему я стал сионистом.
Часть 1.
Мордехай Штейн
Почему я стал сионистом.
Часть 2.
Мордехай Штейн
Путь домой длиною в 48 лет.
Часть 1.
Григорий Городецкий
Путь домой длиною в 48 лет.
Часть 2.
Григорий Городецкий
Писатель Натан Забара.
Узник Сиона Михаэль Маргулис
Памяти Якова Эйдельмана.
Узник Сиона Михаэль Маргулис
Памяти Фридмана.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Памяти Семена Подольского.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Памяти Меира Каневского.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Памяти Меира Дразнина.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Памяти Азриэля Дейфта.
Рафаэл Залгалер
Памяти Шимона Вайса.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Памяти Моисея Бродского.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Борьба «отказников» за выезд из СССР.
Далия Генусова
Эскиз записок узника Сиона.Часть 1.
Роальд Зеличенок
Эскиз записок узника Сиона.Часть 2.
Роальд Зеличенок
Эскиз записок узника Сиона.Часть 3.
Роальд Зеличенок
Эскиз записок узника Сиона.Часть 4.
Роальд Зеличенок
Забыть ... нельзя!Часть 1.
Евгений Леин
Забыть ... нельзя!Часть 2.
Евгений Леин
Забыть ... нельзя!Часть 3.
Евгений Леин
Забыть ... нельзя!Часть 4.
Евгений Леин
Стихи отказа.
Юрий Тарнопольский
Виза обыкновенная выездная.
Часть 1.
Анатолий Альтман
Виза обыкновенная выездная.
Часть 2.
Анатолий Альтман
Виза обыкновенная выездная.
Часть 3.
Анатолий Альтман
Виза обыкновенная выездная.
Часть 4.
Анатолий Альтман
Виза обыкновенная выездная.
Часть 5.
Анатолий Альтман
Памяти Э.Усоскина.
Роальд Зеличенок
Как я стал сионистом.
Барух Подольский

НАРОДНОМУ УЧИТЕЛЮ

(Памяти Азриэля Дейфта)


Рафаэл 3алгалер



Азриэль Дейфт


       28 ноября 1994 года умер учитель иврита Азриэль Дейфт. Он умер в Иерусалиме после тяжелой болезни в возрасте 80 лет.

       Евреи Риги звали его Израиль Абрамович. Он был одним из зачинателей сионистского возрождения в советской Риге в шестидесятые и семидесятые годы. Это были первые почки на сожженном дереве после погромного подавления всего национально-еврейского и даже просто еврейского сталинским режимом в Советском Союзе в тридцатые и сороковые годы.

       В шестидесятые годы приобрела реальные очертания мысль об алие. Хотя ее осуществление еще оставалось мечтою, появился интерес к изучению иврита, а впоследствии и практическая нужда в нем. Людей, знающих иврит достаточно хорошо для преподавания, было очень мало, готовых же рискнуть своей свободой на этом поприще - ещё меньше. И здесь Израиль Абрамович нашел свое истинное призвание. Он сразу понял значение иврита для еврейского национально-культурного возрождения в условиях коммунистического правления. И он взялся за дело.

       Израиль Абрамович родился в Риге в 1914 году. Еще в молодые годы свободной Латвии он вступил в Бейтар, молодежный союз Жаботинского. Он учился в ивритской гимназии. Ивритская гимназия в Риге была одной из лучших ивритских средних школ своего времени. Ученики этой школы получали основательные знания современного разговорного иврита. Только на иврите преподавались и все остальные предметы обычной средней школы. Среди преподавателей были выдающиеся гебраисты, например, учитель иврита Брейтборд, составитель учебника грамматики иврита, которым широко пользовались в ивритских школах и за пределами Латвии, даже в тогдашней Палестине. Ученики ивритской гимназии говорили между собой и вне школы на иврите. Иврит стал языком их обычного общения. Излишне сказать, что в этой школе не только язык, но и атмосфера была ивритской, сионистской, И такими выросли ее ученики за 12 лет обучения (включая подготовительный класс, в который поступали дети с шести лет).

       Окончив гимназию, Израиль Абрамович продолжил учебу в Латвийском университете и стал фармакологом. После советской оккупации и немецкого нападения Израиль Абрамович оказался в Средней Азии. Он попытался перебраться в Палестину, перейдя советско-иранскую границу, но был схвачен советскими властями и 11 лет провел в Гулаге. Только в 1957 году он вернулся в Латвию и стал работать по специальности.

       Первые кружки иврита появились в Риге в середине шестидесятых годов. Молодежь собиралась по 5-7-10 человек на частных квартирах по воскресным утрам, и Израиль Абрамович давал уроки иврита начинающим. Вскоре к ним стали присоединяться и люди постарше.

       Кружки эти были на нелегальном положении. Каждого изучающего иврит власти считали занимающимся запретной сионистской деятельностью. Существование кружков приходилось скрывать от властей. Позже, когда их существование стало известным КГБ, начались репрессии. Власти преследовали участников кружков различными способами: составляли черные списки, дискриминировали в учебе и на работе, особенно студентов. Иногда прибегали к более серьезным мерам - вызовы в КГБ, допросы, угрозы, обыски на дому с конфискацией всего, что напоминало иудаику. Вследствие этого преследования и запугивания часть кружков закрылась.

       Увеличилась алия в Израиль, и таким образом часть учеников ускользнула от преследователей. Но появлялись все новые люди и собирались все новые кружки. Израиль Абрамович никогда не оставался без работы. Учеников было то больше, то меньше. Десятки бывших учеников Израиля Абрамовича сегодня здесь, свои первые знания иврита и первые понятия о еврейской стране они получили в этих кружках.

       Сам Израиль Абрамович жил в Кемери, маленьком местечке в 45 км от города Риги. Добираться до него для жителя Риги было долго и довольно неудобно, и кружки иврита собирались в городе. В любое время, в любую погоду, летом и зимой Израиль Абрамович ездил в город, чтобы провести занятия ивритом. Мне не известен случай, чтобы урок иврита сорвался по вине учителя.

       Кружкам иврита Израиль Абрамович отдавал всё свое свободное от работы время. Он не считался с опасностью для себя. На уроках иногда одновременно было 10 и даже 20 учеников. Но Израиль Абрамович преподавал и двоим, и троим, и никогда не отказывал кому-либо. Изредка встречались трусливые евреи, которые боялись появляться в кружках. Тогда Израиль Абрамович давал частные уроки на дому у будущих олим, хотя он и не любил такое индивидуальное обучение. Ведь в то время, когда преподавание иврита было нелегальным и связанным с опасностью, он никогда не брал платы за свои уроки. Это был принцип. Даже с людей весьма состоятельных он платы не брал. Было время, когда желающих учиться было больше, чем можно было обеспечить учителями. В то же время, сионистское подполье остро нуждалось в средствах. Но Израиль Абрамович категорически отказывался брать какую-либо, даже символическую плату с учеников.

       С другой стороны, был довольно большой отсев. Многие покидали кружки после нескольких уроков. Некоторые уезжали. Но влияла и атмосфера страха. Бросали учебу и по другим причинам – отсутствие свободного времени, отсутствие твердого желания, но кружки иврита продолжали существовать.

       Чтобы привязать людей к изучению иврита, Израилю Абрамовичу предлагали брать плату вперед за определенный курс уроков. Но он ни за что не соглашался. Он считал, что даже 1-2 урока послужат на пользу еврею. Помнится, раз мы вместе с Израилем Абрамовичем поехали в Ташкент по нашим сионистским делам. Я провёл вечера показа Израиля в диапозитивах, а Израиль Абрамович давал уроки иврита.

       Он проводил вступительные лекции, продолжавшиеся 4 и 5 часов подряд, для людей, которых он сам никогда больше не встретит. Но он был уверен, что зернышко иврита, которое он посеет впервые в сердце еврея, разрастется и зацветет, пусть при других учителях. И он не считал свой труд напрасным.

       Так как учебников в его распоряжении было в обрез, и хорошо, если вначале один учебник приходился на 5 или даже на 10 учеников, то Израиль Абрамович разработал свой метод преподавания для начинающих. Он начинал с рукописных букв. Ученики быстро научились писать ивритские буквы и знаки огласовки, а в дальнейшем сравнительно легко могли записать слова и их грамматические изменения, еще до того, как научились читать печатные тексты, которых было так мало. Пользовались только традиционной орфографией с огласовкой. Пользование огласовкой было одним из важных методов преподавания Израиля Абрамовича.

       Израиль Абрамович недолюбливал идиш. Он не признавал идиш самостоятельным языком. 3десь сказывалось не только сионистское воспитание в ивритской гимназии, но и его горячая любовь к ивриту.

       Все сионистские мероприятия в Риге тех годов, как бы они ни были невинны, были полулегальны или нелегальны вовсе. Израиль Абрамович участвовал во многих из них. Он с удовольствием приходил на собрания молодёжи по праздникам около рижской синагоги. Он участвовал при работах по благоустройству могил уничтоженного рижского гетто в Румбуле. Он был частым гостем на лекциях об Израиле в слайдах, на семинарах по иудаике и на вечеринках по случаю праздников Хануки и Пурим. Но основное его занятие, которому он отдавался всем сердцем и душой, было преподавание иврита. Иврит он любил. Иврит был близок его сердцу. В преподавании иврита он нашел смысл своей жизни.

       Собственную алию ему пришлось долго откладывать, но в преподавании иврита он нашел утешение и "искупление", и оно смягчило для него чувство одиночества, и давало удовлетворение. Многие ученики писали ему уже из Израиля, и это поддержало его в те дни, когда один за другим уезжали знакомые и друзья. Наконец, в сентябре 1991 года он совершил алию и поселился в Иерусалиме.

       Израиль Абрамович был авторитетом в вопросах иврита в нашем городе. К нему обращались за консультациями и переводами, за советами по преподаванию иврита. Его иврит был красивым, сочным, классическим, богатым старинными словами, не испорченным современным сленгом. Было удовольствие его слушать.

       "A-морэ" - звали его многие из учеников. Вот кому по праву следовало присвоить звание народного учителя. Вечная память морэ Израилю Абрамовичу, Азриэлу Дейфту.



Из фонда Иры Лебедевой.

Главная
cтраница
База
данных
Воспоминания Наши
интервью
Узники
Сиона
Из истории
еврейского движения
Что писали о
нас газеты
Кто нам
помогал
Фото-
альбом
Хроника Пишите
нам