Воспоминания


Главная
cтраница
База
данных
Воспоминания Наши
интервью
Узники
Сиона
Из истории
еврейского движения
Что писали о
нас газеты
Кто нам
помогал
Фото-
альбом
Хроника Пишите
нам

В отказе у брежневцев
Алекс Сильницкий
10 лет в отказе
Аарон Мунблит
История
одной провокации
Зинаида Виленская
Воспоминания о Бобе Голубеве
Элик Явор
Серж Лурьи
Детство хасида в
советском Ленинграде
Моше Рохлин
Дорога жизни:
от красного к бело-голубому
Дан Рогинский
Всё, что было не со мной, - помню...
Эммануэль Диамант
Моё еврейство
Лев Утевский
Записки кибуцника. Часть 2
Барух Шилькрот
Записки кибуцника. Часть 1
Барух Шилькрот
Моё еврейское прошлое
Михаэль Бейзер
Миша Эйдельман...воспоминания
Памела Коэн
В память об отце
Марк Александров
Айзик Левитан
Признания сиониста
Арнольда Нейбургера
Голодная демонстрация советских евреев
в Москве в 1971 г. Часть 1
Давид Зильберман
Голодная демонстрация советских евреев
в Москве в 1971 г. Часть 2
Давид Зильберман
Песах отказников
Зинаида Партис
О Якове Сусленском
Рассказы друзей
Пелым. Ч.1
М. и Ц. Койфман
Пелым. Ч.2
М. и Ц. Койфман
Первый день свободы
Михаэль Бейзер
Памяти Иосифа Лернера
Михаэль Маргулис
Памяти Шломо Гефена
Михаэль Маргулис
История одной демонстрации
Михаэль Бейзер
Не свой среди чужих, чужой среди своих
Симон Шнирман
Исход
Бенор и Талла Гурфель
Часть 1
Исход
Бенор и Талла Гурфель
Часть 2
Будни нашего "отказа"
Евгений Клюзнер
Запомним и сохраним!
Римма и Илья Зарайские
О бедном пророке
замолвите слово...
Майя Журавель
Минувшее проходит предо мною…
Часть 1
Наталия Юхнёва
Минувшее проходит предо мною…
Часть 2
Наталия Юхнёва
О Меире Гельфонде
Эфраим Вольф
Мой путь на Родину
Бела Верник
И посох ваш в руке вашей
Часть II
Эрнст Левин
И посох ваш в руке вашей
Часть I
Эрнст Левин
История одной демонстрации
Ари Ротман
Рассказ из ада
Эфраим Абрамович
Еврейский самиздат
в 1960-71 годы
Михаэль Маргулис
Жизнь в отказе.
Воспоминания Часть I
Ина Рубина
Жизнь в отказе.
Воспоминания Часть II
Ина Рубина
Жизнь в отказе.
Воспоминания Часть III
Ина Рубина
Жизнь в отказе.
Воспоминания Часть IV
Ина Рубина
Жизнь в отказе.
Воспоминания Часть V
Ина Рубина
Приговор
Мордехай Штейн
Перед арестом.
Йосеф Бегун
Почему я стал сионистом.
Часть 1.
Мордехай Штейн
Почему я стал сионистом.
Часть 2.
Мордехай Штейн
Путь домой длиною в 48 лет.
Часть 1.
Григорий Городецкий
Путь домой длиною в 48 лет.
Часть 2.
Григорий Городецкий
Писатель Натан Забара.
Узник Сиона Михаэль Маргулис
Памяти Якова Эйдельмана.
Узник Сиона Михаэль Маргулис
Памяти Фридмана.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Памяти Семена Подольского.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Памяти Меира Каневского.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Памяти Меира Дразнина.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Памяти Азриэля Дейфта.
Рафаэл Залгалер
Памяти Шимона Вайса.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Памяти Моисея Бродского.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Борьба «отказников» за выезд из СССР.
Далия Генусова
Эскиз записок узника Сиона.Часть 1.
Роальд Зеличенок
Эскиз записок узника Сиона.Часть 2.
Роальд Зеличенок
Эскиз записок узника Сиона.Часть 3.
Роальд Зеличенок
Эскиз записок узника Сиона.Часть 4.
Роальд Зеличенок
Забыть ... нельзя!Часть 1.
Евгений Леин
Забыть ... нельзя!Часть 2.
Евгений Леин
Забыть ... нельзя!Часть 3.
Евгений Леин
Забыть ... нельзя!Часть 4.
Евгений Леин
Стихи отказа.
Юрий Тарнопольский
Виза обыкновенная выездная.
Часть 1.
Анатолий Альтман
Виза обыкновенная выездная.
Часть 2.
Анатолий Альтман
Виза обыкновенная выездная.
Часть 3.
Анатолий Альтман
Виза обыкновенная выездная.
Часть 4.
Анатолий Альтман
Виза обыкновенная выездная.
Часть 5.
Анатолий Альтман
Памяти Э.Усоскина.
Роальд Зеличенок
Как я стал сионистом.
Барух Подольский

ЗАПОМНИМ И СОХРАНИМ!


Посвящается Абезгаузам и Таратутам,
и в их лице - всем отказникам.


       Узнав об открытии выставки, посвящённой борьбе советских евреев за выезд из страны (1967-1989 гг.), у меня сразу поднялась волна мыслей и чувств благодарности к людям, которые помогли нам это сделать своим примером, решимостью и поддержкой.

       Наши дети, вывезенные из Советского Союза в возрасте 9-ти и 3-х лет, воспринимают все блага, полученные в новой стране, как естественный и нормальный образ жизни. И только будучи взрослыми и побывав на родине, обе дочери сказали нам: «Громадное вам спасибо, что вы нас вывезли из России!!!»

       А теперь я расскажу, КАК ЭТО БЫЛО.

       С Наташей и Женей Абезгауз мы знакомы очень давно, примерно с 1965 года; работали вместе в Ленинградском проектном институте Гипросвязь. Мы были в одной компании: собирались вместе по разным поводам, ходили в турпоходы, катались на лыжах. Когда Женя начал писать картины, мы ходили на его выставки в разных районах города и у них дома. Мы были свидетелями их борьбы за выезд, которая завершилась осенью 1976 года.

       Нас предупредили, что в день их проводов у подъезда их квартиры будет стоять охрана и приставать к нам с вопросами. Так оно и было, а народ всё шёл и шёл... Наши дети не представляют, что проводы тогда были столь трагическим событием. Конечно, отъезжающая семья была счастлива, что им удалось вырваться, но расставаться с близкими и друзьями было очень тяжело. ОВИР нас запугивал: «Вы никогда не вернётесь в эту страну! Вы изменники родины! Вы добровольно отказались от советского гражданства!».

       Все, кто подавали документы на выезд, никогда не знали, выпустят их или нет, увидимся ли мы когда-то или нет?

       Когда я пришла на проводы Абезгаузов, мне оставалось пара месяцев до рождения второго ребёнка. Взглянув на меня, Наташа сказала свою знаменитую фразу, которую я на всю жизнь запомнила: «Вот родишь второго ребёнка и тут же поймёшь, что надо ехать!»

       Наташенька! Ну какая же ты умница! Как в воду глядела!

       Кто помнит нашу жизнь молодую в 60-70-х годах, знают, что в большинстве семей было по одному ребёнку, а рождение второго было геройством.

       Матери надо было продолжать работать, дети часто болели, заработки были очень скромные, квартиры маленькие, тесные. Это бытовая часть.

       Врагом №1 для нас всех был антисемитизм. Об этом уже много написано.

       Мы жили в рамках, ограничениях: нас не брали совсем в некоторые университеты, в другие брали только на факультеты, не требующие секретности. На работе нас не продвигали. Поехать в отпуск за границу не разрешали - а вдруг сбежим... и т.д.

       Было ощущение полной безысходности...

       Что-то надо делать! Мы не хотим, чтобы наши дети жили такой жизнью!

       В 60-70-е годы далеко не все находили в себе смелость подать заявление на выезд, все боялись попасть в отказ.

       Мы знали о судьбе отказников. Они лишались работы, средств к существованию, преследовались властями и были под их постоянным контролем. Мы были дома у Абы и Иды Таратута несколько раз.

       Я помню, что на Идочке была блуза с еврейскими символами и висел на цепочке Маген Давид – мне тогда таких вещей видеть не приходилось.

       Они помогли нам получить все необходимые документы для подачи в ОВИР.

       Мы решили, что пойдём на риск, и подали заявление на выезд в июне 1979 года. У нас у обоих была 2-я степень секретности.

       Что нам помогло избежать отказа?

       Ваши советы и какая-то степень везения!

       Следуя Вашему совету, мы оба ушли с работы и только потом подали документы на выезд.

       Следуя Вашему совету, я сделала всё возможное, чтобы лично поговорить с моим начальником. Мы жили в одном районе города, в Дачном, и встретились в подворотне дома, который был где-то посередине между нашими домами.

       Было темно и холодно... Однако, меня хватило на страстную речь:

       - Нам сейчас очень тяжело... Мы решились на этот шаг ради будущего наших детей! Пожалуйста, не чините нам препятствий! Помогите нам! Отпустите нас!

       Начальник был явно растроган моей искренностью и пообещал не чинить нам препятствий. Знаменитый в те годы Первый отдел, определяющий уровень секретности, дал заключение, что несмотря на допуск к секретным работам 2-й степени, мы оба с мужем не работали на проектах и заданиях, требующих такого допуска в течение последних 2-х лет!

       Это и решило нашу судьбу.

       Мы ждали разрешения 8 месяцев. Муж работал на станке, на заводе. Я пошла на курсы по изготовлению шляпок и была готова открыть такой бизнес в случае отказа.

       Следуя Вашему совету, мы подали заявление на выезд в июне 1979 года в расчёте на то, что ответ мы получим не позднее, чем через год, т.е. до начала Олимпийских Игр, которые должны были начаться в Москве в августе 1980 года. Советское правительство хотело, чтобы игры состоялись, и проводило в это время более либеральную политику по отношению к своим гражданам, стараясь избежать народного недовольства и демонстраций протеста. В этот совет мы свято поверили, и, действительно, после Олимпийских Игр «ворота почти закрылись», количество отказов значительно увеличилось...

       Мы приехали в Штаты в мае 1980 года по приглашению моих 3-х двоюродных братьев, чей отец, мой родной дядя уехал в Штаты в 1920 году. Через 11 лет, начиная с 1991 года, к нам потянулась вся родня, и сейчас нас уже 35, включая 10 ребятишек от 2-х недель до 10 лет.

       Наши дети получили хорошее образование, знают несколько языков, работают и путешествуют по всему миру.

       Спасибо, ребята за всё, что Вы для нас сделали!

       Вот и захотелось нам приехать на открытие этой выставки в качестве её «живых экспонатов».

       Да будет Вам честь и хвала!


Римма и Илья Зарайские,
г. Сан Хосе, Калифорния, США.
12 октября 2007г.

Главная
cтраница
База
данных
Воспоминания Наши
интервью
Узники
Сиона
Из истории
еврейского движения
Что писали о
нас газеты
Кто нам
помогал
Фото-
альбом
Хроника Пишите
нам