Воспоминания


Главная
cтраница
База
данных
Воспоминания Наши
интервью
Узники
Сиона
Из истории
еврейского движения
Что писали о
нас газеты
Кто нам
помогал
Фото-
альбом
Хроника Пишите
нам

Домой!Часть 1
Аарон Шпильберг
Домой!Часть 2
Аарон Шпильберг
Домой!Часть 3
Аарон Шпильберг
Домой!Часть 4
Аарон Шпильберг
К 50-тилетию
начала массового исхода советскх евреев из СССР
Геннадий Гренвин
Непростой отъезд
Валерий Шербаум
Новогоднее
Роальд Зеличёнок
Ханука, Питер,
40 лет назад
Роальд Зеличёнок
Еврей у себя дома. Часть 4
Владимир Лифшиц
Еврей в Зазеркалье. Часть 3
Владимир Лифшиц
Еврей в Зазеркалье. Часть 2
Владимир Лифшиц
Еврей в Зазеркалье. Часть 1
Владимир Лифшиц
Моим
дорогим внукам
Давид Мондрус
В отказе у брежневцев
Алекс Сильницкий
10 лет в отказе
Аарон Мунблит
История
одной провокации
Зинаида Виленская
Воспоминания о Бобе Голубеве
Элик Явор
Серж Лурьи
Детство хасида в
советском Ленинграде
Моше Рохлин
Дорога жизни:
от красного к бело-голубому
Дан Рогинский
Всё, что было не со мной, - помню...
Эммануэль Диамант
Моё еврейство
Лев Утевский
Записки кибуцника. Часть 2
Барух Шилькрот
Записки кибуцника. Часть 1
Барух Шилькрот
Моё еврейское прошлое
Михаэль Бейзер
Миша Эйдельман...воспоминания
Памела Коэн
В память об отце
Марк Александров
Айзик Левитан
Признания сиониста
Арнольда Нейбургера
Голодная демонстрация советских евреев
в Москве в 1971 г. Часть 1
Давид Зильберман
Голодная демонстрация советских евреев
в Москве в 1971 г. Часть 2
Давид Зильберман
Песах отказников
Зинаида Партис
О Якове Сусленском
Рассказы друзей
Пелым. Ч.1
М. и Ц. Койфман
Пелым. Ч.2
М. и Ц. Койфман
Первый день свободы
Михаэль Бейзер
Памяти Иосифа Лернера
Михаэль Маргулис
Памяти Шломо Гефена
Михаэль Маргулис
История одной демонстрации
Михаэль Бейзер
Не свой среди чужих, чужой среди своих
Симон Шнирман
Исход
Бенор и Талла Гурфель
Часть 1
Исход
Бенор и Талла Гурфель
Часть 2
Будни нашего "отказа"
Евгений Клюзнер
Запомним и сохраним!
Римма и Илья Зарайские
О бедном пророке
замолвите слово...
Майя Журавель
Минувшее проходит предо мною…
Часть 1
Наталия Юхнёва
Минувшее проходит предо мною…
Часть 2
Наталия Юхнёва
О Меире Гельфонде
Эфраим Вольф
Мой путь на Родину
Бела Верник
И посох ваш в руке вашей
Часть II
Эрнст Левин
И посох ваш в руке вашей
Часть I
Эрнст Левин
История одной демонстрации
Ари Ротман
Рассказ из ада
Эфраим Абрамович
Еврейский самиздат
в 1960-71 годы
Михаэль Маргулис
Жизнь в отказе.
Воспоминания Часть I
Ина Рубина
Жизнь в отказе.
Воспоминания Часть II
Ина Рубина
Жизнь в отказе.
Воспоминания Часть III
Ина Рубина
Жизнь в отказе.
Воспоминания Часть IV
Ина Рубина
Жизнь в отказе.
Воспоминания Часть V
Ина Рубина
Приговор
Мордехай Штейн
Перед арестом.
Йосеф Бегун
Почему я стал сионистом.
Часть 1.
Мордехай Штейн
Почему я стал сионистом.
Часть 2.
Мордехай Штейн
Путь домой длиною в 48 лет.
Часть 1.
Григорий Городецкий
Путь домой длиною в 48 лет.
Часть 2.
Григорий Городецкий
Писатель Натан Забара.
Узник Сиона Михаэль Маргулис
Памяти Якова Эйдельмана.
Узник Сиона Михаэль Маргулис
Памяти Фридмана.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Памяти Семена Подольского.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Памяти Меира Каневского.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Памяти Меира Дразнина.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Памяти Азриэля Дейфта.
Рафаэл Залгалер
Памяти Шимона Вайса.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Памяти Моисея Бродского.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Борьба «отказников» за выезд из СССР.
Далия Генусова
Эскиз записок узника Сиона.Часть 1.
Роальд Зеличенок
Эскиз записок узника Сиона.Часть 2.
Роальд Зеличенок
Эскиз записок узника Сиона.Часть 3.
Роальд Зеличенок
Эскиз записок узника Сиона.Часть 4.
Роальд Зеличенок
Забыть ... нельзя!Часть 1.
Евгений Леин
Забыть ... нельзя!Часть 2.
Евгений Леин
Забыть ... нельзя!Часть 3.
Евгений Леин
Забыть ... нельзя!Часть 4.
Евгений Леин
Стихи отказа.
Юрий Тарнопольский
Виза обыкновенная выездная.
Часть 1.
Анатолий Альтман
Виза обыкновенная выездная.
Часть 2.
Анатолий Альтман
Виза обыкновенная выездная.
Часть 3.
Анатолий Альтман
Виза обыкновенная выездная.
Часть 4.
Анатолий Альтман
Виза обыкновенная выездная.
Часть 5.
Анатолий Альтман
Памяти Э.Усоскина.
Роальд Зеличенок
Как я стал сионистом.
Барух Подольский

К 50-летию начала массового исхода евреев
из СССР.

Геннадий Гревнин


В Иерусалиме в январе 2021 г. (в формате Zoom) проходила конференция "К 50-летию начала массового исхода евреев из СССР". Я был приглашен участвовать в этой конференции.

Сионистское движение в СССР существовало всегда, но активно оно стало развиваться в конце 50-х годов. Это огромная тема, и конференция была призвана хотя бы частично осветить её. Я коротко расскажу, чему я был свидетелем и участником.

В конце 50-х годов в Ленинграде я сблизился с группой молодых евреев, которые загорелись идеями сионизма и поставили своей целью эмиграцию в Израиль. Важно подчеркнуть, что никаких враждебных целей по отношению к СССР эти молодые люди не имели. Только распространение идей сионизма среди еврейской молодёжи и эмиграция в Израиль, ничего больше. Составляли группу, в основном, студенты различных Ленинградских институтов. Mогу назвать Сашу Шифмана и Бена Товбина. Шифман учился в Электротехническом институте, Товбин работал в Институте связи. 

В послевоенной истории СССР это была одна из первых таких групп. Ведущее место в этой группе занимал молодой человек по имени Давид Черноглаз (в Израиле Мааян). Он учился в Сельскохозяиственном институте. Это был смелый, решительный и целеустремлённый человек, настоящий лидер, глубоко изучивший еврейскую историю, теорию и практику сионизма, историю Израиля, изучивший иврит. Под руководством Давида молодые люди изучали иврит, древнюю и настоящую историю Израиля, распространяли напечатанные на папиросной бумаге сионистскую литературу, - такие книги, как "Исход" Леона Уриса, "Четыре сына", "О сионизме" Владимира (Зeэва) Жаботинского и другие.

Особое место среди распространяемой сионистской литературы занимала, как ни странно, откровенно антиизраильская и антисемитская книга Г.С. Никитиной "Государство Израиль". В предисловии эта книга представлена как "Первое в советской литературе монографическое исследование истории и экономики государства Израиль". Разумеется, эта книга трактовала всю историю Израиля в духе "марксизма-ленинизма".

Но Давид очень остроумно превратил эту книгу в действенное оружие сионизма. Сделал он это следующим образом: практически всю книгу он пометил подробными ремарками, отражающими реальные события и их правдивую историческую интерпретацию.

Приведу один яркий пример. Глава, посвящённая Суэцкому кризису 1956-го года, в этой книге называлась "Навстречу Cуэцкой авантюре". В экземпляре Давида слово "авантюрe" было зачеркнуто и фраза выгляделa так: "Навстречу Cуэцкой "авантюрe" победе!" Было сделано несколько таких книг с ремарками Давида, и мы давали их читать близким знакомым. Впечатление было огромное, люди перечитывали книгу, давали прочитать знакомым, делились впечатлениями, обсуждали идеи сионизмa, возможность эмиграции в Израиль.

Мне кажется, что если в бывшем Cоветском Cоюзе будет организован Музей Cионистского Движения, то экземпляр этой книги с ремарками Давида должен будет занять в нём одно из главных мест.

Летом 60-го года нас вызвали в КГБ, который, как выяснилось, знал про нашу деятельность и следил за нами. Причем Давида привезли в управление КГБ ночью, из летнего военного лагеря.

Я учился в Механическом институте на первом курсе. В октябре 1960-го года в вестибюле института было вывешено объявление: "Такого-то числа будет общее собрание студентов и сотрудников института. Повестка дня: "Об антиобщественном поведении студента Геннадия Гревнина".

Я пришел. Огромный актовый зал был переполнен, стояли в коридорах и в проходах. Меня пригласили на сцену, там уже сидели за столом президиума человек десять: КГБ, комсомол, партком-завком.

Ведущий открыл собрание: "Товарищи, мы собрались, чтобы обсудить антиобщественное поведение студента Геннадия Гревнина. Слово предоставляется представителю Комитета Государственной Безопасности". В переполненном зале был обычный шум, но после этих слов ведущего стало абсолютно тихо, все замерли.

Представитель КГБ вышел к микрофону:

"Компетентные органы раскрыли в Ленинграде разветвлённую сионистскую антисоветскую организацию, состоящую из лиц еврейской национальности (в Советском Союзе были русские, украинцы, узбеки и другие, но евреев не было, были лица "еврейской национальности"- моя сноска ДМ). Целью организации было изучение древнего бесполезного еврейского языка, распространение реакционной буржуазной сионистской литературы, лживой антисоветской националистической информации, а в дальнейшем предполагалось нелегальное бегство в Израиль. В последнее время они превратились в боевую(!) организацию со своим уставом и строгой конспирацией. Организaция былa разбитa на тройки и пятерки, где каждый знал только свою ячейку. По телефону они разговаривали специальным кодом и собирались за городом в безлюдных местах, где получали указания, которые присылались из-за границы(!). За невыполнение приказов из организации изгонялись с обязательством хранить молчание. Ваш студент Геннадий Гревнин был участником этой преступной организации". И дальше в том же духе…

Затем ведущий дал мне слово. Я сказал, что никакой организации и никаких враждебных целей у нас не было. Вся наша деятельность была абсолютно законной. Было только изучение еврейского языка, истории еврейского народа и изыскание путей для легальной эмиграции в Израиль, ничего больше.

После этого начались многочисленныe выступления.

Выступающие возмущались, громили, разоблачали и т.п. Пришло много записок на моё имя. Мне их не передавали(!), ведущий их брал и зачитывал. Записки были соответствующего содержания: позор, предатель, страна тебя учит и т. д.. В одной записке было написано: "С какой целью вы изучали еврейский язык?"(!).

Дальше было самое замечательное. Пришло несколько записок примерно такого содержания: "Гена, молодец, мы гордимся тобой, мы с тобой, держись!" - разумеется, без подписей. Ведущий их зачитал одну за другой и затем начал кричать: "Mы знаем, что среди нас есть враги, они скрываются, но мы их найдём, мы их разоблачим!", и т. д. В зале одобрительно шумели.

Собрание единогласно постановило исключить меня из института c формулировкой: "За поведение, недостойное советского студента".

Интересно, что когда через несколько дней я пришел для получения документов, и мне пришлось иметь дело с кафедрой, бухгалтерией, библиотекой и т. д., то я увидел явно сочувственное ко мне отношение.

Давид и другие участники нашей группы, учившиеся в Ленинградских институтах, также были исключены.

Несмотря на предупреждения КГБ, Давид продолжал активную сионистскую деятельность. За эту деятельность и за участие в "Самолётном деле" он был осуждён на 5 лет тюрьмы и лагерей. В тюрьмe он находился вместе с известным правозащитником Владимиром Буковским.

Приведу один из характерных примеров бесстрашного поведения Давида в заключении. В Советском Союзе начальнику лагеря полагалось поздравлять заключенных в день 7 ноября с днём октябрьского переворота. Во время поздравления начальника Давид сказал ему: "Я ваше поздравление не принимаю. Это не моя страна и не мой праздник. Моя страна Израиль. Это ваш праздник, и я поздравляю вас”.

Когда Давид освободился, ему пытались дать новый срок "за нарушение режима надзора" в городе Луга. Но, прибегнув к голодовке, которую он скоординировал с друзьями в Израиле, ему удалось добиться отмены преследования и получить разрешение на выезд.

После прибытия в Израиль Давид занялся активной сионистской и поселенческой деятельностью. Он организовал и создал новое еврейское поселение, сельскохозяйственный мошав на Синае.


Нью Йорк, 2021

Главная
cтраница
База
данных
Воспоминания Наши
интервью
Узники
Сиона
Из истории
еврейского движения
Что писали о
нас газеты
Кто нам
помогал
Фото-
альбом
Хроника Пишите
нам