Воспоминания


Главная
cтраница
База
данных
Воспоминания Наши
интервью
Узники
Сиона
Из истории
еврейского движения
Что писали о
нас газеты
Кто нам
помогал
Фото-
альбом
Хроника Пишите
нам

В отказе у брежневцев
Алекс Сильницкий
10 лет в отказе
Аарон Мунблит
История
одной провокации
Зинаида Виленская
Воспоминания о Бобе Голубеве
Элик Явор
Серж Лурьи
Детство хасида в
советском Ленинграде
Моше Рохлин
Дорога жизни:
от красного к бело-голубому
Дан Рогинский
Всё, что было не со мной, - помню...
Эммануэль Диамант
Моё еврейство
Лев Утевский
Записки кибуцника. Часть 2
Барух Шилькрот
Записки кибуцника. Часть 1
Барух Шилькрот
Моё еврейское прошлое
Михаэль Бейзер
Миша Эйдельман...воспоминания
Памела Коэн
В память об отце
Марк Александров
Айзик Левитан
Признания сиониста
Арнольда Нейбургера
Голодная демонстрация советских евреев
в Москве в 1971 г. Часть 1
Давид Зильберман
Голодная демонстрация советских евреев
в Москве в 1971 г. Часть 2
Давид Зильберман
Песах отказников
Зинаида Партис
О Якове Сусленском
Рассказы друзей
Пелым. Ч.1
М. и Ц. Койфман
Пелым. Ч.2
М. и Ц. Койфман
Первый день свободы
Михаэль Бейзер
Памяти Иосифа Лернера
Михаэль Маргулис
Памяти Шломо Гефена
Михаэль Маргулис
История одной демонстрации
Михаэль Бейзер
Не свой среди чужих, чужой среди своих
Симон Шнирман
Исход
Бенор и Талла Гурфель
Часть 1
Исход
Бенор и Талла Гурфель
Часть 2
Будни нашего "отказа"
Евгений Клюзнер
Запомним и сохраним!
Римма и Илья Зарайские
О бедном пророке
замолвите слово...
Майя Журавель
Минувшее проходит предо мною…
Часть 1
Наталия Юхнёва
Минувшее проходит предо мною…
Часть 2
Наталия Юхнёва
О Меире Гельфонде
Эфраим Вольф
Мой путь на Родину
Бела Верник
И посох ваш в руке вашей
Часть II
Эрнст Левин
И посох ваш в руке вашей
Часть I
Эрнст Левин
История одной демонстрации
Ари Ротман
Рассказ из ада
Эфраим Абрамович
Еврейский самиздат
в 1960-71 годы
Михаэль Маргулис
Жизнь в отказе.
Воспоминания Часть I
Ина Рубина
Жизнь в отказе.
Воспоминания Часть II
Ина Рубина
Жизнь в отказе.
Воспоминания Часть III
Ина Рубина
Жизнь в отказе.
Воспоминания Часть IV
Ина Рубина
Жизнь в отказе.
Воспоминания Часть V
Ина Рубина
Приговор
Мордехай Штейн
Перед арестом.
Йосеф Бегун
Почему я стал сионистом.
Часть 1.
Мордехай Штейн
Почему я стал сионистом.
Часть 2.
Мордехай Штейн
Путь домой длиною в 48 лет.
Часть 1.
Григорий Городецкий
Путь домой длиною в 48 лет.
Часть 2.
Григорий Городецкий
Писатель Натан Забара.
Узник Сиона Михаэль Маргулис
Памяти Якова Эйдельмана.
Узник Сиона Михаэль Маргулис
Памяти Фридмана.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Памяти Семена Подольского.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Памяти Меира Каневского.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Памяти Меира Дразнина.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Памяти Азриэля Дейфта.
Рафаэл Залгалер
Памяти Шимона Вайса.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Памяти Моисея Бродского.
Узник Сиона Мордехай Штейн
Борьба «отказников» за выезд из СССР.
Далия Генусова
Эскиз записок узника Сиона.Часть 1.
Роальд Зеличенок
Эскиз записок узника Сиона.Часть 2.
Роальд Зеличенок
Эскиз записок узника Сиона.Часть 3.
Роальд Зеличенок
Эскиз записок узника Сиона.Часть 4.
Роальд Зеличенок
Забыть ... нельзя!Часть 1.
Евгений Леин
Забыть ... нельзя!Часть 2.
Евгений Леин
Забыть ... нельзя!Часть 3.
Евгений Леин
Забыть ... нельзя!Часть 4.
Евгений Леин
Стихи отказа.
Юрий Тарнопольский
Виза обыкновенная выездная.
Часть 1.
Анатолий Альтман
Виза обыкновенная выездная.
Часть 2.
Анатолий Альтман
Виза обыкновенная выездная.
Часть 3.
Анатолий Альтман
Виза обыкновенная выездная.
Часть 4.
Анатолий Альтман
Виза обыкновенная выездная.
Часть 5.
Анатолий Альтман
Памяти Э.Усоскина.
Роальд Зеличенок
Как я стал сионистом.
Барух Подольский

СТРАНИЦА ПАМЯТИ


Посвящается памяти узника Сиона ФРИДМАНА


Узник Сиона Мордехай Штейн



Хочу сделать небольшое, но необходимое вступление. За годы пребывания в Гулаге я встречался со многими узниками Сиона. С большинством из них я был хорошо знаком и проводил немало времени в беседах. Были и такие, кто оставил глубокий след в моей памяти, как, например, Шимон Вайс, Семен Подольский или Меир Каневский. Но были и такие, с которыми в силу различных обстоятельств я общался очень мало; некоторых я знал только по фамилии, а были и такие, кто остался в моей памяти безымянным. Но я считаю своим долгом сказать несколько слов и о них, чтобы память о них не канула в небытие.


      Было ему больше шестидесяти. По вечерам они на пару с товарищем – тоже старым сионистом - прогуливались по тополиной аллее и тихо беседовали между собой. Оба они жили в инвалидном бараке, и оба имели сходные характеры и были похожи друг на друга. К нам на «Паластинку» они заходили не часто, садились рядом с нами на скамейку и молчали, слушая наши разговоры. Фридман иногда высказывался коротко. Мне неизвестны ни их сионистская деятельность, ни их дальнейшая судьба, и все из-за того, что ни Фридман, ни его товарищ никогда не говорили об этом, не открывались.

      Но они бесспорно были преданы еврейскому делу, сочувственно реагировали на наши беседы, особенно переживали, когда мы тихо, напряженно пели. Озираясь, они медленно уходили.

      Надо же было советской власти засадить в тюрьму этих двух старых, малограмотных горемык-евреев. Лишить их свободы и старости за преданность идее. Даже всезнающий Каневский ничего не знал о них. Я допускаю, что их «сионистская деятельность» заключалась в организации маленьких «миньянчиков», собирания подписей для получения разрешения на проведение групповых молитв по субботам и праздникам, за организацию кашерного курорезания и за выпекание мацы на Песах.

      Пусть память о них будет благословенна!



Узник Сиона, врач на 10-м лагпункте в 1960–61 годах.


      Я не помню ни его имени, ни фамилии. Молодой, высокого роста, спортсмен, гонял мяч по воскресеньям на «футбольном поле» 10-й зоны – меж приемной и прачечной. Зэки кричали ему «лепила». Он не общался с сионистами нашей зоны и о нем мало что знали. Дружил он с диссидентами, и поэтому все его считали тоже таким.

      Зимой 60-го я заболел так, что решили меня отправить в больницу 3-й зоны, и он организовал мою отправку в больницу.

      Пока мы ждали конвоя, он признался мне, что сам он из Минска, и что осужден на два года за сионистскую деятельность, и тут же попросил меня никому об этом не рассказывать. Я обещал и попросил его рассказать подробности его дела, но пришли конвоиры и меня увезли.

      Вернувшись, я пытался поймать его как-то и поговорить, но он уклонялся от встречи со мной, к сожалению.

      Уже в Израиле я узнал, что он был осужден по делу Анатолия Рубина – честного и смелого сиониста, ведшего непримиримую борьбу с антисемитами и с лагерным начальством, и что врач получил «только 2 два года» из-за того, что «раскололся» на следствии и на суде.

Ришон-ле-Цион
Март 2005 г.

Главная
cтраница
База
данных
Воспоминания Наши
интервью
Узники
Сиона
Из истории
еврейского движения
Что писали о
нас газеты
Кто нам
помогал
Фото-
альбом
Хроника Пишите
нам